Фролов Б.Е. – зав. отделом истории Краснодарского государственного
историко-археологического музея-заповедника им. Е.Д. Фелицына

 

Черноморское казачье войско, было сформировано в ходе русско-турецкой войны 1787-1791 годов.  По распоряжению князя Г.А. Потемкина от 20 августа 1787 г. начался сбор волонтерных команд из казаков, служивших в бывшей Запорожской Сечи. Первые результаты оказались неутешительными, поэтому уже 12 октября последовало разрешение набирать добровольцев из свободных людей. В ордере от 20 октября 1787 г. князь Г.А. Потемкин употребил выражение «войско верных казаков». Одновременно в ходу были и другие обозначения этого еще небольшого (600 человек к концу 1787 г.) казачьего контингента: «когорта конных и пеших волонтеров», «вольная запорожская команда», «Кош верных казаков бывшего Запорожского низового войска»… К концу 1787 г. наименование «войско верных казаков» становится преобладающим, а затем и единственным. Начальником волонтерных команд, а затем войсковым атаманом войска верных казаков был назначен херсонский дворянский предводитель и бывший запорожский старшина С.И. Белый.

В ноябре 1788 г. войско верных казаков начинают именовать Черноморским казачьим войском. Впервые выражение «черноморские казаки» встречается в реляции Г.А. Потемкина-Таврического от 17 ноября. В декабрьских документах появляется и полное наименование: «Ея Императорского Величества войско верных казаков Черноморских» (8 января 1798 г. слово «верные» запрещено было употреблять в связи с событиями, известными как «Персидский бунт»).

За исходную точку начала фактической службы войска Кош принимал ноябрь 1787 г. Однако нам удалось разыскать документ на выплату жалованья казакам за сентябрь того же года.

Динамика роста численности казачьего войска выглядит так: февраль 1788 г. – 732 чел., март – 1343, май – 1812, июнь – 2095. В мае в конной команде числилось 213 казаков, в июле – 712. Строевой состав войска на июнь 1788 г.: один войсковой атаман, один войсковой есаул, по 5 полковников, есаулов, хорунжих, 6 полковых старшин, 38 куренных атаманов, один артиллерийский атаманы, 104 канонира и 1973 рядовых казака. К июню 1789 г. списочный состав всех 38 куреней – 4355 казаков. В начале 1790 г. численность конной команды возросла до 1205 человек, пешей – до 5229 человек. По ведомости от 30 ноября 1791 г. численность черноморцев – 12 670 человек. В это число входили 4 войсковых старшины (атаман, судья, писарь, есаул), 27 полковников, 12 бунчуковых товарищей, 15 полковых старшин, 171 полковой есаул в чине поручика, 34 полковых есаула (подпоручики), 321 полковой хорунжий (прапорщики), 148 старшин без армейских чинов (т.е. всего 732 человека старшин) и 11888 куренных атаманов, канониров и казаков. На действительной службе из этого числа  состояло 335 стар-шин и 7165 казаков.

В строевом отношении войско делилось первоначально на конную и пешую команды, большая часть последней несла службу на лодках гребной флотилии. По мере увеличения количества людей формируется до 10 пятисотенных «сухопутных» полков.

Черноморское казачье войско не было однородным по своему социальному и национальному составу. Разрешение принимать в казаки всех желающих из числа свободных людей кардинально изменило его первоначальный и довольно мизерный? «запорожский статус». В войско вступают мелкопоместные и беспоместные украинские дворяне, торговцы и дворяне, промышлявшие торговлей, казаки других казачьих войск. Практически в каждом куренном именном списке встречаются выходцы «из гетманских казаков», «из Малороссийских казаков», «из донских», «из чугуевских казаков», «из казаков Бугского полка». Немало среди  черноморцев числилось «вышедших с польской службы жолнер», отставных солдат и офицеров русской армии. Имелись среди них и «казенного ведомства поселяне», «люди мужицкого звания» и «неизвестно какого звания».

Уместно задать вопрос: какой процент в Черноморском войске со-ставляли бывшие запорожцы? По подсчетам И. Бентковского в 1795 г. их было только 30%. По нашим выкладкам, сделанных на основе проведенной в 1794 г. поручиком Миргородским и корнетом Демидовичем официальной переписи, из проживавших в 40 куренях 12645 казаков бывших запорожцев оказалось 5503 человека. Это приблизительно 43% от общего числа черноморцев (конечно, сюда вошло и немало беглых, просто придумавших себе запорожское прошлое).

Источники комплектования и пополнения Черноморского войска определили его многонациональный состав (малороссы, великороссы, поляки, литовцы, молдаване, турки, татары,  греки, немцы, евреи, болгары, сербы, албанцы, черкесы…). Вместе с тем, признавая полиэтничный состав войска, мы вполне солидарны с «дидом» кубанской истории Ф.А. Щербиной в том, что представители других национальностей оставались в явном меньшинстве и «просто тонули в массе чисто малорусского населения». Трехэтапное переселение в XIX в. в Черноморию более ста тысяч украинских казаков (фактически крестьян), на наш взгляд, окончательно определило этническое лицо черноморского казачества.

Черноморское казачество приняло активное участие в сражениях русско-турецкой войны 1787-1791 годов. Особенно запоминающимся событием стал штурм острова Березани, произведенный исключительно силами одних казаков. Практически весь строевой состав войска участвовал и в славном измаильском штурме.

После окончания войны русское правительство приступило к прак-тической реализации своего плана военно-казачьей колонизации Кубани. Первоначально черноморцев предполагалось переселить на «остров Таман», но войсковой депутации во главе с войсковым судьей А.А. Головатым удалось добиться в столице большего. Именным указом Сенату от 30 июня 1792 г. и высочайшей Грамотой, подписанной в этот же день, Черноморскому войску жаловался «остров Фанагория, со всей землей, лежащей на правой стороне Кубани, от устья ее к Усть-Лабинскому редуту…». Грамота определяла главную военную задачу черноморских казаков: «Войску Черноморскому предлежит бдение и стража пограничная от набегов народов закубанских». Грамота устраняла даже намеки на какую-то юридическую экстерриториальность войска –земское управление Войска должно было быть «соображаемо в изданными от Нас учреждениями о управлении губернии». Грамота вводила новый орган управления – Войсковое правительство (вскоре термин «Кош» исчезает из деловой переписки).

Переселение на Кубань основной массы Черноморского казачьего войска состоялось в 1792-1793 гг. В 1793 г. была устроена оборонительная кордонная линия на р. Кубани, заложен «войсковой град» Екатеринодар, в 1794г. основаны 40 куренных селений (с 1842 г. – станицы), 38 из которых носили названия запорожских куреней, а два новых получили наименования Екатерининского и Березанского.

1 января 1794 г. в Екатеринодаре был принят «Порядок общей пользы» – важнейший документ, регламентирующий управление, расселение и землепользование в Черноморском войске. Базируется он на общероссийских законодательных актах, среди которых наиболее важны «Учреждение об управлении губерниями» и «Устав благочиния». Первым пунктом «Порядка» учреждалось Войсковое правительство, «управляющее войском на точном и непоколебимом основании всероссийских законов». Земли Черномории разделялись на 5 округов во главе с окружными правлениями, фактически представлявшими собой земскую полицию  с определенным местным колоритом.

Первоначально Черноморское казачье войско подчинялось Таврическому губернатору, а с 1796 г. – Новороссийскому. С 1802 по 1820 гг. Черномория в гражданском отношении вновь была подчинена Таврическому губернатору, а в военном отношении – Херсонскому военному губернатору. С 17 апреля 1820 г. Черноморское войско стало подчиняться начальнику Отдельного Грузинского корпуса генералу Ермолову.

Начало XIX ознаменовалось серьезными изменениями в военных и административных структурах войска. 16 февраля 1801 г. грамотой Павла I в Черноморском войске вместо войскового правительства учреждалась войсковая Канцелярия, в которой появились  «доверенная от императора особа» и прокурор. Однако уже 25 февраля 1802 г. именным указом  Александра I в Черномории учреждалось войсковое правительство  по образцу Войска Донского. 13 ноября 1802 г. высочайше утвержден доклад Военной Коллегии «Об устройстве Черноморского войска». В войске повелевалось сформировать 10 конных и 10 пеших полков по штату полков Войска Донского: 1 полковник, 5 полковых есаулов, 5 сотников, 5 хорунжих, 1 квар-тирмейстер, 1 писарь и 483 казака - всего 501 человек. Фактически полки удалось создать во второй половине 1803 г. и по новому штату – с добавлением 10 урядников и 66 казаков на полк. Интересно, что в документах, помимо 20 штатных полков, встречается «артиллерийский пехотный полк», 11-й и 12-й конные полки. Когда военный министр пытался разобраться в этой ситуации, ему объяснили, что «сверхкомплектные полки» создаются для усиления границы. На деле же установленный в войске трехочередной порядок отбытия кордонной службы – год на границе, два года на льготе – требовал наличия как минимум 21 полка, по 7 на очередь.

Указом 6 февраля 1827 г. территория Черноморского казачьего войска была причислена к Кавказской области. С этого времени указы правительства доставлялись в Черноморию прямо из Сената. В предложенном А.П. Ермоловым и утвержденном 26 апреля 1827 г. «Положении об управлении Черноморского войска» руководство войском поручалось Войсковой Канцелярии, в ведении которой состояли четыре земских начальства и полиция г. Екатеринодара. В «Положении» видна тенденция к дальнейшему обособлению управления войском от местных гражданских губернских властей. Войсковая Канцелярия стала подчиняться непосредственно командиру Отдельного Кавказского корпуса. Войсковой атаман назначался императором, а непременные члены Канцелярии и полицмейстер назначались командиром Корпуса. При Канцелярии учреждался особый военный суд, ведению которого подлежали преступления всех воинских чинов войска.

Новое «Положение о черноморском казачьем войске», утвержденное 1 июля 1842 г., подчинило войско как по военному, так и по гражданскому управлению департаменту Военных поселений Военного министерства. На Кавказе Черномория подчинялась командиру Отдельного Кавказского корпуса. Земли Черноморского войска делилась на три округа: Таманский, Екатеринодарский, Ейский. Оговаривались правила приема в казачье сословие. Устанавливался новый строевой состав войска: лейб-гвардии Черноморский казачий дивизион в составе Отдельного гвардейского корпуса, 12 конных полков, 9 пеших батальонов, одна конно-артиллерийская бригада.

По штатам 1842 г. конный полк состоял из полковника, войскового старшины, 5 есаулов, 6 сотников, 7 хорунжих, 25 старших урядников, 25 младших урядников, 48 приказных, 750 казаков, штаб-трубача, 12 сотенных трубачей (это только строевые чины). К 1847 г. Черноморскому войску удалось набрать заданный полный комплект и в нем числилось 22280 человек.

Согласно приказу военного министра от 21 августа 1859 г. войску предписывалось иметь 9 конных полков и 12 пеших батальонов, причем полки и батальоны разделили на три очереди – по 3 конных полка и 4 пеших батальона. Конные полки 10, 11 и 12-го номеров обращались в пешие батальоны тех же номеров. Нижние чины этих полков, имеющие лошадей, распределялись по конным полкам. Взамен их  в 10,11 и 12-й батальон из всех 9 конных полков передали безлошадных казаков. Служба казаков подразделялась на полевую и внутреннюю. Полевая разделялась на линейную или кордонную и внешнюю – походы вне границ Черномории.

Все перечисленные изменения в строевом составе войска стали воз-можными вследствие довольно интенсивного роста численности населения Черномории в XIX в. Рост этот был обусловлен первоначально не естественным приростом населения, а мощным потоком беглых («принимавшим порой черты организованного переселения»), а затем и за счет официальных переселенцев с Украины. Динамика роста населения Черномории выглядит следующим образом:

1798 г. – 18618 муж, 7988 жен. (26606);
1800 г. – 23474/9135 (32609);
1825 г. – 56134/45418 (101552);
1837 г. – 63674/51929 (115603);
1845 г. – 132865 жителей обоего пола;
1850 г. – 81514/69177 (150691);
1856 г. – 85399/79778 (165177).

К  1860 г. в Черномории числилось 177 424 души обоего пола.

19 ноября 1860 г. Черноморскому казачьему войску было повелено именоваться Кубанским казачьим войском. В его состав обращались также первые шесть бригад, пеший батальон и две конных батареи Кавказского Линейного казачьего войска.

Фактически с поселения на Кубани и до окончания в 1864 г. Кавказской войны черноморские казаки участвовали в изнурительной борьбе против горцев Северного Кавказа. Из внешних походов выделим следующие:

1794 г. – 2 конных полка участвовали в подавлении польского вос-стания;
1796 г. – Персидский поход (2 пеших полка);
1807 г. – два полка участвовали во взятии Анапы;
1812-1814 гг. – черноморская гвардейская сотня, 9-й пеший полк, 1-й сборный конный полк принимали участие в Отечественной войне 1812 г. и в заграничном походе;
1826-1817 г. – два конных полка и конно-артиллерийская рота принимали участие в войне с Персией;
1828-1829 гг. – два конных полка и один пеший полк участвовали в русско-турецкой войне.
1853-1855 гг. – почти все части войска участвовали в Крымской войне, при защите Севастополя особенно отличились 2-й и     8-й пешие батальоны.

Источники и литература:

ПСЗ. Собр. 1. Т. 17. СПб, 1830. Ст. 20156.
Собр. 1. Т. 27. СПб, 1830. Ст. 20508.
Собр. 2. Т. 2. СПб, 1830. Ст. 1058.
Собр. 2. Т. 17. СПб, 1843. Ст. 15809.
ГАКК (Государственный архив Краснодарского края).
Ф. 249. Оп. 1. Д. 16, 45, 67, 69, 112, 1212Ю 1761, 2830.
Ф. 250. Оп. 2. Д. 49; Ф. 396. Оп. 1. Д. 11328.
Ф. 670. Оп. 1. Д. 9.
Бентковский И.В. Заселение Черномории с 1792 по 1825 гг. // Памятная книжка Кубанской области. Екатеринодар, 1888.
Голобуцкий В.А. Черноморское казачество. Киев, 1956.
Дмитренко И.И. Сборник исторических материалов по истории Кубанского казачьего войска. СПб, 1896, 1898. Т. 1-4.
Короленко П.П. Черноморцы за Бугом. Екатеринодар, 1867.
Короленко П.П. Предки кубанских казаков  на Днестре. Б/м, б/г.
Фролов Б.Е. У истоков Черноморского войска // Проблемы истории казачества. Волгоград, 1995.
Шевченко Г.Н. Черноморское казачество в конце XVIII-первой половине XIX в. Краснодар, 1993.
Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска. Екатеринодар, 1910. 1913. Т. 1,2.