Приближается главный праздник нашей страны - 70-летие Победы советского народа в Великой Отечественной войне. В эти дни с особой теплотой вспоминаются наши родные и близкие, принимавшие активное участие в этой войне, самой страшной и чудовищной.

Я хотел бы рассказать о своём отце, Старкове Николае Никитовиче, гвардии капитане, командире стрелкового батальона, с первого дня до последнего, воевавшего на фронтах Великой Отечественной. Его фронтовая судьба - типичная для многих тысяч советских людей того времени.

Всё ближе и ближе подходила война к границам Советского Союза. Её дыхание чувствовалось во всём. Стране нужны были новые военные кадры. Во многих городах создаются военные училища. Идёт агитация и отбор в эти училища молодых ребят. Вот и в Кошехабльский район Адыгейской автономной области Краснодарского края в конце 1939 года прибыли с этой целью представители вновь созданного Урюпинского пехотного училища. Одним из первых записался в училище и прошёл по конкурсу парень с хутора Игнатьевского, выпускник школы Николай Старков. Так началась его военная служба, продолжавшаяся шесть лет, включая все дни войны.

Первое боевое крещение он получил на Днепропетровщине в небольшом городке Пятихатки, куда прибыл сразу же после досрочного окончания училища для оказания помощи в эвакуации населения и имущества.

Здесь ему пришлось столкнуться с немецким десантом, переодетым в красноармейскую форму. Наблюдательность и смекалка помогли молодому лейтенанту избежать беды. Поприветствовав старшего по званию офицера, он обратил внимание на то, тот отдал честь, как это принято в немецкой армии, - двумя пальцами. Это и есть переодетые десантники, понял Николай Старков. Вступать в бой было бессмысленно. Воспользовавшись тем, что немцы вошли в здание сельсовета, лейтенант быстро зашёл за угол здания, прыгнул в заросли лопухов и быстро пополз к находящимся вблизи домам. В первой хате хозяйка отказала ему в помощи. Зато хозяйка другого дома, рискуя жизнью, впустила лейтенанта и спрятала его на кровати, под высокими перинами и подушками.

Спустя некоторое время в дом ворвались немцы. «Где русский офицер?» - закричал один из них. «Я не знаю никакого офицера», - ответила она невозмутимо, стоя рядом с кроватью. Немцы перевернули весь дом. Они стреляли в печь, лазили под кровать, поднимались под чердак, спускались в подвал. Но тщетно. Ни один мускул не дрогнул на красивом лице молодой украинки. Всё это время, пока шёл обыск, она стояла у кровати, в прямом смысле слова, заслоняя собой незнакомого русского парня.

Ночью он вышел из укрытия, поблагодарил свою спасительницу и благополучно добрался до своих.

Следует сказать, что в начале войны немцы часто забрасывали десанты в тылы наших войск. Так было, в частности, и перед оккупацией Майкопа.

Рассказывал отец о Сталинградской битве, в которой ему пришлось участвовать в составе знаменитой 62-й армии под командованием генерала Василия Чуйкова. Суровое было время. Уже действовал известный 227-й приказ ставки Верховного главнокомандования под названием «Ни шагу назад». За малейшую провинность применялись жёсткие меры. Отец в то время был командиром роты противотанковых ружей. И вот в один из дней к нему в роту был направлен рядовым его командир полка. Полковник был разжалован в рядовые только за то, что из его полка, сформированном в основном из жителей Поволжья разных национальностей, многие солдаты разбежались по своим сёлам. Вечером, после одного из ожесточённых боёв мимо отца прошёл седой человек. Лейтенант едва узнал своего командира. В этом бою бывший полковник из противотанкового ружья подбил несколько танков, был легко ранен и полностью поседел. В соответствии с законом военного времени искупить свою вину перед Родиной провинившиеся могли только ценой собственной жизни или получив ранение в бою. По ходатайству отца полковник был восстановлен и в звании, и в должности.

В Сталинградской битве получил своё первое ранение и мой отец. Здесь же он получил и первую награду - медаль «За оборону Сталинграда».

Затем были бои на Курской дуге, освобождение Харькова и других городов и сёл России и Украины.

Особенно запомнился отцу эпизод сражения во время Ясско-Кишинёвской операции, когда необходимо было поднять в атаку свой батальон в бою за молдавское село. Под шквальным огнём противника на практически открытой местности солдаты батальона начали постепенно оставлять свои позиции. И в самый критический момент комбат Николай Старков, встав во весь рост, личным примером поднял свой батальон в атаку, и село было освобождено от фашистов. В этом бою уже в самом селе, завернув за угол, он практически вплотную столкнулся с немцем, сидящем на коне. Они одновременно выстрелили друг в друга. Выстрел комбата оказался точным. За этот бой Николай Старков был награждён орденом Красной Звезды, а солдаты привели отцу трофейного коня, принадлежащего убитому им фашисту.

Идя дальше на Запад в составе 3-го Украинского фронта, Николай Никитович принимал участие в освобождении Венгрии, Румынии, Австрии, Болгарии, Албании и Югославии.

Наиболее яркий эпизод в военной биографии капитана Николая Старкова произошёл во время форсирования Дуная. В выписке из наградного листа на гвардии капитана Н.Н. Старкова говорится: «В боях при форсировании реки Дунай 24.11.44 г. тов. Старков лично руководил форсированием роты и первым с группой бойцов переправился через реку, выбил противника из траншей, находящихся на правом берегу Дуная, тем самым обеспечил форсирование реки батальону. Несмотря на ранение, которое он получил в этих боях, продолжал находиться в боевых порядках рот и первым ворвался с группой бойцов в город Мохач, расширил плацдарм на правом берегу до шести километров и полк имел возможность форсировать реку в безопасности. За умелую организацию боя при форсировании реки и проявленные при этом смелость и отвагу, достоин правительственной награды - ордена Красного Знамени». Приказом по 4-й гвардейской армии №0199/н от 3 декабря 1944 года капитан Николай Старков был награждён орденом Красного Знамени. Следует добавить, что четверым бойцам из его батальона за эту операцию были присвоены звания Героев Советского Союза.

Во всех освобождённых странах местное население с большой теплотой встречало своих освободителей. В Болгарии, например, вспоминал впоследствии Николай Старков, за каждым раненым, находившимся после ранения в госпитале, были закреплены местные жители (в основном девушки) в качестве шефов. Они такой теплотой и лаской окружили своих подопечных, что выздоровление у них проходило значительно быстрее.

А после освобождения Белграда, рассказывал отец, бойцы Красной армии должны были пройти по центральной улице торжественным маршем. Местные жители вынесли из своих домов ковры и устелили ими эту улицу.

Можно себе представить с какими чувствами шла пехота по коврам. Но когда подошла колонна танков, и танкисты головного танка вышли, чтобы свернуть ковры, белградцы не дали им это сделать. Они настояли на том, чтобы и танки прошли по ковровой дороге. Вот такая была благодарность русскому солдату за всё то, что он сделал по освобождению народов Европы от фашистского ига.

День Победы мой отец встретил в Югославии в городе Субботица в госпитале после очередного ранения. Уже после выздоровления он со своими друзьями ездил в Берлин посмотреть на поверженный рейхстаг.

К сожалению, из-за контузии Николаю Никитовичу не удалось продолжить воинскую службу и учёбу в академии. Он вернулся в родной хутор Игнатьевский и всю послевоенную жизнь посвятил воспитательной и просветительной работе.

Вначале он окончил Майкопское педагогическое училище, а затем Кубанский сельскохозяйственный институт. Работал учителем в школе, а затем директором Игнатьевского детского дома. Несколько лет был директором Игнатьевской восьмилетней школы. В школе была оформлена Комната боевой и трудовой славы, одна из лучших в районе, в ней часто проходили встречи школьников с ветеранами войны и труда. На средства колхоза были приобретены музыкальные инструменты, в школе был создан духовой оркестр.

После переезда с семьёй в Майкоп Николай Никитович работал секретарём парткома в откормсовхозе №8 Майкопского района до выхода на пенсию.

К сожалению, мой отец рано ушёл из жизни, сказались многочисленные ранения и контузия.

Убеждён, что о таких людях как Николай Никитович, должна знать наша молодёжь. Ведь они сделали так много для нашей Великой Победы.

Николай Старков,
заместитель атамана Майкопского отдела ККВ,
подъесаул