Более тысячи казаков Екатеринодарского отдела приняли участие в военно-полевых сборах в Молькино.

Когда объявили о предстоящих военно-полевых сборах, не раздумывала ни минуты. Атаман Екатеринодарского казачьего отдела Виктор Светличный строго предупредил: три дня на полигоне – не курорт: жара, интенсивные физические нагрузки, на отдых и прием пищи – время ограничено. Однако казачку не так уж легко напугать, как говорят, казачья смелость порушит любую крепость...

День первый: равняйсь, смирно!

Приехав на полигон в Молькино, где базируется 10-я бригада спецназа ГРУ, застаю полностью оборудованный палаточный лагерь. За несколько дней до начала сборов сюда прибыли несколько десятков казаков со всех районных обществ отдела во главе со своими атаманами для благоустройства полевого лагеря. Они установили многоместные армейские палатки, развернули полевые кухни, походную церковь, лазарет, организовали место для душевых, не забыли о малышах-казачатах – для них предусмотрительно оборудовали площадки для игр. Вся эта работа потребовала немало усилий, но никто не жаловался.

— Площадку для проведения сборов мы начали готовить за десять дней до начала, — говорит атаман Екатеринодарского отдела Виктор Светличный, — создали организационную рабочую группу. Оборудование лагеря начали именно с наведения санитарного порядка. Первое, что необходимо было сделать, – это скосить траву на площадке, выделенной под палатки. Казаки убрали поросль и кустарники, разровняли территорию для плаца, сделали небольшую опилку деревьев, чтобы детвора не поранилась.

Благодаря стараниям 1200 казаков-добровольцев казачья бригада 1-ого Екатеринодарского исторического имени Захария Чепеги пластунского полка разместилась в максимально удобных для полевой жизни условиях.  

На открытии сборов с приветственным словом обратился к казакам первый заместитель войскового атамана казачий полковник Николай Перваков:

— Уважаемые господа старики, атаманы, братья-казаки, полевые сборы в Екатеринодарском отделе проводятся уже 12 лет. Сегодня они проходят в составе бригады. В войске таковых уже две – вторая – в Черноморском казачьем округе. Казак, в первую очередь, воин, а потом хозяин и семьянин. Он всегда защищал себя, свою семью и Родину.

От палаточного лагеря к месту проведения учений, на полигон, казаки маршировали стройной колонной более километра. В обе стороны несколько раз в день необходимо было пройти в камуфляжной форме и берцах. Но оно того стоило! Уверена, даже длительные пешие переходы для настоящего казака – не в тягость. Для казачки – тем более…

К боевым рубежам

Учения на военно-полевых сборах Екатеринодарского отдела ничем не отличаются от армейской боевой подготовки. Учебных мест в этом году было рекордное – 35! Все они качественно оборудованы и выбраны штабом отдела и лично атаманом Виктором Светличным и согласован с войсковым атаманом Николаем Долудой. Именно он окончательно утверждает программу занятий: будь то изучение отдельных видов современного военного вооружения и боевой техники или тактическая подготовка.

Я – на учебном месте, здесь отрабатывают элементы стрельбы из снайперской винтовки Драгунова – проще СВД. Нашим инструктором оказался профессиональный военный Александр В. Офицер достаточно доходчиво объяснил устройство винтовки и ее некоторых тактико-технических характеристик, затем, когда убедился, что все ознакомлены с нормами безопасности, приступили к отработке навыков стрельбы.

– Снайперская стрельба подразумевает использование оптического прицела, поэтому это еще одно устройство, без которого при обучении не обойтись, – попутно проговаривает офицер, указывая на прицел, – оружие также может быть оснащено другими дополнительными устройствами, которые повышают стабильность оружия и минимизируют колебания.

Мне и моим коллегам по учебе остается только беспрекословно выполнять команды военнослужащего, который спокойно и уверенно держит в руке почти пятикилограммовую винтовку.

– Основные этапы выстрела: принятие позы для стрельбы, прицеливание и спуск курка, – дополняет инструктор, – этого начинающему стрелку будет достаточно. Поэтому сейчас мы разберем только основы меткой стрельбы и технической части непосредственно связанной с ней.

Менее чем за полчаса, рассчитанные на огневую подготовку, я, как мне кажется, избавляюсь от пары килограммов. Оглушительная стрельба по команде, перезарядка винтовки на скорость, стометровые пробежки к мишени и обратно, оперативный сбор гильз – и все это без малейшего перерыва. «По крайней мере, – успокаиваю себя, – попав на поле боя с винтовкой, я не растеряюсь и не испугаюсь».

К слову, с нашей группой военному повезло – почти все хорошо знакомы с данным видом вооружения. И после завершения занятий по настойчивым просьбам он проводит мастер-класс, демонстрируя приемы обращения с СВД в критической ситуации: без труда перезаряжает оружие с «раненой» рукой. Убеждаюсь в очередной раз, что со снайперами Российской Армии можно спокойно идти в разведку.

Следующий мой рубеж — занятия по метанию ножей. Голос инструктора слышен издалека:

— Сам по себе боевой нож втыкаться не будет. Недостаточно бросить его в цель сильно и точно, надо еще и уметь управлять его полетом. Именно в этом заключается сложность боевого метания. В полете нож вращается, и умение сделать это вращение управляемым — как раз и есть главная сложность метания, нацеленного на поражение неприятеля.

Изготовка, замах, бросок… Снова и снова. Одно и то же. Десятки раз. «Занятия не зрелищные, зато полезные. Остаюсь, — думаю я, становясь в очередь».

Задача — максимально быстро поразить противника мне не удается, поэтому я уступаю свое место следующему.

Удивительно, но казачат невозможно оторвать от учебного места. Мальчишки буквально выстраиваются в очередь, подбадривая друг друга, осваивают техники метания. Интересуюсь у парня лет 12-ти, которого только что сменили на боевой позиции, чем его привлекает этот вид боя.

– Владеть техникой обращения с боевым ножом необходимо далеко не всегда для того, чтобы кого-то убить, – уверенно отвечает мне казачонок Даниил Большаков из Горячего Ключа. – Есть ситуации, когда выполнение боевой задачи зависит от того, удастся ли вывести из строя технические средства противника или нет. Например, перерубить линии электроснабжения или связи, вывести из строя радиостанцию, разбить лобовое стекло, повредить механизм…— все это можно сделать, попав ножом в нужную точку.

Признаюсь, меня удивил грамотный и уверенный ответ подростка. Обращаюсь к другому мальчишке с тем же вопросом.

– Я не новичок в этом деле, метаю ножи давно, – улыбается молодой краснодарский казак Игорь Волков, – учиться приходилось, не зная процесса полета ножа, не имея представления даже о типе оружия... Не знал ничего, кроме того, что «в кино показывают». На сборах не впервой, но, как правило, интереснее всего для меня – именно это учебное место. Люблю этот вид спорта, считаю его по-настоящему казачьим.

После окончания тренировки часть взвода окружила нашего инструктора, засыпав его кучей вопросов. Профессиональный военный по очереди отвечал каждому: где купить метательный стенд? куда записаться на регулярные тренировки? как определиться с методами работы с холодным оружием? где найти видеоуроки? и так далее.

Кажется, на полигоне время идет быстрее: взводы один за другим отправляются на обед.

По возвращении на учебные места принимаемся за дело с еще большим энтузиазмом. Очередь за патронами растянулась на два десятка метров, в строю немало казачат.

— Приезжаю уже третий раз, — говорит участник военно-полевых сборов Александр Долженко, — здесь и научился использовать оружие, к службе в армии готов. Те приемы и навыки, которые мы с ребятами и взрослыми казаками отрабатываем здесь, в Молькино, уверен, больше нигде не получишь. Сколько раз ездил – ни разу не пожалел.

Встречаю роту казачат из Динского РКО. Военнослужащий обстоятельно рассказывает им о действиях в наступлении и обороне, офицер чертит схемы и делится секретными приемами военной тактики:

– Атака должна быть стремительной, медленно движущийся боец – удобная мишень для противника. Бой в городе требует от солдата умения перехитрить противника, решительности и железной выдержки. Обороняющийся противник особенно коварен, его контратак и огня следует ожидать отовсюду. При боях в городских условиях следует формировать в отделениях боевые пары или тройки…

Пришла пора отработать действия в наступлении. Ребята разбились на пары, один из бойцов с автоматом в руках следит за «противником». Второй пробегает несколько метров так, чтобы не попасть на «линию огня» своего боевого товарища. Таким образом, казаки передвигаются на поле боя в шахматном порядке, чтобы страховать друг друга.

– Такая тактика гарантирует успех при наступлении, особенно если прикрываться дымовыми шашками, – утверждает боец.

 

Получив свою долю патронов для стрельбы из АК, подбегаю к очередному рубежу. На этот раз – к автоматчикам.

– Снаряжаем автоматные магазины патронами, – скомандовал прапорщик. – Жизнь бойца напрямую зависит от того, насколько тщательно «нашпигуете» магазин боеприпасами.

Солдаты-срочники помогают мне надеть защитный шлем и бронежилет. Заняв позицию на оборонительном рубеже, осматриваюсь. Расстояние между мной и моим казаком-напарником около 30 метров, у каждого из нас своя половина поля, на которой по команде инструктора поднимаются мишени. Мне достался левый фланг. Стоя в окопе, передергиваю затвор автомата Калашникова. По правую руку от меня – офицер. Он зорко следит за техникой стрельбы, комментирует успешные выстрелы, рекомендует мне прижать приклад автомата ближе к плечу. Вижу «противника» в прицел. Сначала пробую сбить мишень одиночными выстрелами, затем – короткими очередями. Кажется, просто учебные стрельбы, но адреналин зашкаливает. Снимаясь с позиции, присматриваюсь вдаль, не выбежит ли из травы настоящий враг со штык-ножом.

Следующий пункт моего личного «курса молодого бойца» — работа с учебной гранатой. Казаки метали гранаты с боевым запалом не впервой. Это учебное место – классика. Попробую и я. Разгибаю усики, выдергиваю кольцо, бросаю и тут же падаю на землю. Замешкаешься – погибнешь от осколков, но нашей группе повезло – обошлось без условно раненных.

— Хоть и не люблю эту дисциплину, но стараюсь не пропускать занятия с гранатой. Вроде бы ничего сложного, а технику метания надо поддерживать тренировками, — говорит казак-наставник Северского РКО Роман Ничик.

Каждому разрешают три пробных и десять зачетных бросков. Командир засекает время, поблажек ни у кого нет. Здесь даже самые маленькие казачата максимально сосредоточены, малыши, конечно, понимают, что граната учебная, но все-таки им страшновато.

Будни в казачьем лагере

Ближе к пяти часам вечера занятия на полигоне почти у всех завершены. Казаки организованными взводами направляются в лагерь. По пути размышляю, насколько мне пригодятся приобретенные навыки боевой науки в мирной городской жизни. Прихожу к выводу, что трех дней тренировок мало для овладения военным искусством, но начало положено, а это главное.

После заката в лагере начинаются спортивные состязания. На площадке играют в футбол и волейбол, соревнуются в перетягивании каната, выжимают гири, метают ножи и борются на руках. Отдельная территория подготовлена для членов Союза казачьей молодежи Кубани. В этом большая заслуга лидера краснодарского отделения СКМК Виктора Шевченко.

— Чтобы ребятам не было скучно, мы заблаговременно привезли необходимый спортивный инвентарь. Во-первых, казачата у нас подвижные и смекалистые, им просто не усидеть на месте, а во-вторых, так мы приобщаем молодых людей к традиционным казачьим вида спорта, например, в особом почете среди ребят бой подушками на бревне, —комментирует Виктор Шевченко.

Некоторые взрослые казаки в это время собрались у костра, чтобы отработать элементы фланкировки, другие – поют и танцуют в кругу своих боевых товарищей, третьи – смотрят кино на большом экране под открытым небом. В целом, несмотря на усталость от первого дня военных сборов, утра пятницы «жители» Молькино ждали с особым волнением, ведь в часть намереваются приехать губернатор Кубани Вениамин Кондратьев и атаман Кубанского казачьего войска Николай Долуда.

«С шашкой в руке и Богом в сердце»

Второй день сборов кажется самым напряженным. В шесть утра на плацу так же многолюдно, как днем. Зарядка, пробежка и — все по местам.

Губернатор Кубани Вениамин Кондратьев и атаман Кубанского казачьего войска Николай Долуда прибывают около 10 утра, казаки встречают их с неподдельной радостью. В строю то и дело переговариваются: «Батька, батька приехал! Хоть бы не ударить в грязь лицом».

В своем обращении к казакам Вениамин Иванович подчеркивает, что казачество давно прошло этап восстановления. Современные казаки уже служат во всех родах войск, охраняют города и станицы, детские сады и школы, занимаются сельским хозяйством, создают кооперативы, участвуют в управлении муниципальными образованиями.

— Наши предки-казаки веками с честью и совестью несли военную службу. Они служили верой и правдой своему Отечеству, составляли военный стержень великой российской армии. Охраняли не только границы нашей страны, но и порядок внутри России. С ранних лет казачат воспитывали воинами, их учили защищать свою землю с шашкой в руке и Богом в сердце. Это и было залогом побед, которые всегда одерживали наши прадеды над любым врагом, — говорит глава региона, словно обращаясь к каждому из стоящих в длинном строю.

Николай Долуда в свою очередь отметил, что проведению военно-полевых сборов на регулярной основе предшествовала серьезная подготовка:

— Абсолютно все исторические отделы Кубанского казачьего войска каждый год занимаются боевой подготовкой. Мы — войско, а это подразумевает наличие высокой организации, управляемости, дисциплины, исполнительности, и, конечно, боевой подготовки.

По словам войскового атамана, казак всегда был, прежде всего, воином, а потом уже землепашцем. Слова «Родина», «патриотизм», «Отечество» во все времена были в душе и сердце каждого казака. И это чувство передается из поколения в поколение.

— То, что мы занимаемся боевой подготовкой, нам помогло, когда пришлось брать в руки оружие в Крыму при защите мирного населения. Казаки стояли на Чонгаре, Турецком валу, Перекопе. И именно вы, казаки Екатеринодарского казачьего отдела, стояли на Чонгаре и не пропустили бендеровских молодчиков на территорию Крымского полуострова. Вы моментально разобрали оружие и уже прекрасно знали, как с ним обращаться. Знали, что такое окопы, блиндажи, как оборудовать эти позиции. Как и наши предки–казаки служили России, — так и мы с вами служим родной стране, — заключил казачий батька.

В палаточном лагере губернатор ознакомился с условиями быта, а после отправился на полигон, где осмотрел учебные места и пообщался с казаками и казачатами.

Учащиеся казачьей школы № 60 города Краснодара рассказали главе региона и атаману о своих впечатлениях, об учебе и дальнейших планах на жизнь. Рукопожатие от губернатора и атамана войска, фото на память и – высоким гостям пора в обратный путь.

Тяжелая военная наука

К обеду пятницы солнце начало припекать, в камуфляжной форме чувствую себя неважно. Ноги болят от постоянных переходов по местности, гематома на плече – отдача от приклада винтовки Драгунова – стала заметнее, но нет времени жалеть себя. Придя на стрельбище, рассчитываю снова попасть в группу к автоматчикам, но «не срослось». Меня ожидают занятия по инженерному делу.

— Миноискатель и щуп — металлический штырь, закрепленный на палке, — два основных инструмента сапера. Обнаружив противотанковую мину, осторожно выкручиваешь взрыватель, — строго инструктирует офицер.

Из этой небольшой лекции понимаю, что есть мины, поставленные на «неизвлечение», а есть комбинированные минные ловушки, срабатывающие по команде таймера. Бывают мины в пластиковых корпусах, найти их можно только со щупом или ножом.

— Что ж, возможно, мне пригодятся эти знания, ­— убеждаю себя, оглядываясь на свою группу. Здесь много молодежи.

С самого начала сборов многие казаки отмечали, что в этом году подростков допризывного возраста и детей стало больше. Их безопасность — на личном контроле атамана Екатеринодарского отдела. Все ребята находятся под круглосуточным присмотром наставников, но и сами не нарушают дисциплину. Мелкие проступки пресекают по-армейски – 10-20 отжиманий от пола на кулаках. С одним из таких «подростков-бунтарей» я общаюсь после отработки, видимо, не первого за день наказания.

— Что тебе больше всего понравилось в военных сборах? – допытываюсь я.

— Мне скоро в армию, хочу подготовиться, научиться военному делу, привыкнуть к дисциплине, —  поделился Владислав Куценко из Усть-Лабинска. —  Чем лучше буду заниматься в Молькино, тем легче мне будет в Вооруженных Силах.

В словах школьника глубокий смысл. Где, как не на современно оборудованном военном полигоне молодые ребята смогут пострелять из настоящего боевого оружия, посидеть в кабине бронеавтомобиля «Тигр» или стать пусть ненадолго, но штурманом боевого танка. И так год за годом, последовательно, казачата оттачивают практические навыки военного дела на сборах, изучают историю и традиции казачества в школах, а потом становятся достойными представителями кубанского казачества, готовыми в любой момент встать на защиту Кубани с оружием в руках.

 

День третий и заключительный

 

Военно-полевые сборы пролетели незаметно. В заключительный день атаман Екатеринодарского отдела Виктор Светличный провел анализ и сделал организационные выводы. Возникли небольшие трудности с доставкой технической воды. Однако атаман не раз предупреждал, что сборы — не курорт, пару дней без душа сможет вынести каждый.

 

О растущем качестве организации военно-полевых сборов говорит и тот факт, что в этом году побит количественный рекорд участников – 1200 казаков, из которых несколько сотен детей и подростков. Еще один немаловажный момент – увеличение боекомплекта до 24 патронов на один вид оружия. Конечно, все это отразилось на качестве огневой подготовки.

— Среди казаков отдела бытует мнение, что для изучения основ тактической подготовки, минно-взрывного дела, средств связи трех дней в году недостаточно. Мы стремимся к тому, чтобы проводить учения два раза в год, — говорит Виктор Георгиевич. — И еще. Дух боевого братства в кубанском казачестве особенно заметен. Сборы помогают казакам получше узнать друг друга, а это, в свою очередь, гарантирует слаженность и эффективность действий при возникновении реальной угрозы. В этом мы убедились на примере известных событий в Крыму.

На последнем построении полка атаман также дал высокую оценку:

— Сборы прошли на «отлично». Спасибо, братья-казаки, за службу.

Лилия Полтавцева

Фото автора


Фото