Л.Н. Мирошниченко,
соискатель, ст. преподаватель
Академии маркетинга и социально-информационных технологий – ИМСИТ.


Кардинальные изменения в налогообложении, начатые Екатериной II, совпали с началом освоения Кубанских земель запорожскими казаками.

Началом массового заселения Кубани казаками считается конец ХVIII в., которому положило начало разорение Запорожской Сечи екатерининскими пушками и выходом в свет манифеста от 8 апреля 1793 года: согласно ему императрица объявила присоединёнными к России земли к северу от Кубани, Крым и Тамань. Так с помощью Кубанского казачества были закрыты от нападений внешних врагов южные кордоны России.

ХVIII в. принес России существенные изменения в социально-экономическом развитии, проявившиеся в создании регулярной армии и флота, развитии сельского хозяйства, промышленности, в оформлении абсолютной монархии, что привело к усилению эксплуатации, изменениям в налоговой системе, росту государственных податей и повинностей.

По манифесту о короновании Николая I были прощены недоимки за три года, предшествующие его восхождению на трон. Смена власти привела к проведению реформы в экономике России; в связи с этим была проведена денежная реформа, издан Указ «О переложении подушного оклада на серебро и определении размера подати в сумме 95 копеек серебром на душу»; утверждены устав и правила о земских повинностях – с возложением контроля на комитет земских повинностей.

Для упорядочения налоговых поступлений на Департамент податей со сборов возлагается проведение переписи податного населения, так как основу этой системы налоговых сборов составляла подушная подать. Так, в статсборнике России отражалась картина распределения населения по сословиям: на каждую тысячу жителей России приходилось 23 казака. «Казаки живут исключительно в казачьих областях, составляя на 1000 человек в Донской области 400, Оренбургской – 228, Кубанской – 410, Терской – 179 и т.д.». Подушная подать с казаков приносила в казну значительные суммы налоговых поступлений.

В середине ХIХ в. налогообложение казачества, особенно его бедных слоёв, ещё более возросло. До 70 % составляли подушная и оброчная подати; большая часть косвенных налогов, а их сумма почти вдвое превышала прямые, приходилась на соляной налог, который просуществовал до конца ХIХ в.

Региональное и местное налогообложение в Российской империи определялось системой земских повинностей. Под земскими повинностями в российском законодательстве предполагались повинности натуральные и денежные, которые возлагались на население областей и губерний: их цель – удовлетворение преимущественно местных потребностей административно-территориальных единиц. Но и – потребностей общегосударственных.

Земские повинности подразделялись на денежные и натуральные. Денежные повинности – разновидности региональных и местных налогов и сборов. Натуральные повинности – обязанность населения различных административно-территориальных единиц производить установленные виды работ бесплатно.

Земские повинности подразделялись на общие и местные. Местные подразделялись на губернские и частные.
К общим (государственным) повинностям относились:
- содержание почт, мостов, перевозов и дорог;
- отопление и освещение воинских зданий;
- ремонт государственных зданий.

Общие повинности предназначались для исполнения потребностей всех частей Российской империи.

Местные повинности шли на надобности отдельной губернии или области.

В свою очередь частные повинности делились на повинности казачьих имений и повинности казённых имений.

К казачьим повинностям относились:
- содержание канцелярий при предводителях казачества;
- ремонт, отопление и освещение канцелярий при предводителях казачества.

К повинностям казённых имений относились:
- содержание волостного и сельского управления;
- содержание подвод для земского суда;
- содержание запасных магазинов.

Натуральные повинности не регламентировались законодателем.

Быстрыми темпами шёл рост хуторов. Если в 1839 г. их число составляло 1686, то к 1986 г. насчитывалось 3254. Бичом было дальноземелье: оно отрицательно сказывалось на благосостоянии. Проживая вдали от куреней, станиц, богатые казаки невольно освобождали себя от повинностей – как воинских, так и экономических, в том числе и налоговых, случающихся в данных населённых пунктах. Тем более что натуральные повинности предполагали бесплатное выполнение каких-либо работ или услуг.

В дореволюционной России Кубанская область, образованная на основании указа Александра II в 1860 г., была одной из крупнейших административно-территориальных единиц Северного Кавказа. Большая часть плодородных земель приходилась на её долю. И эта большая часть принадлежала казачеству. В 1897 г. оно составляло около 41 % населения области, владело 70 % земель. Остальные 30 % земельных наделов распределялись между частными владельцами, казной, горцами, крестьянами-старожилами, монастырями и различными обществами.

«Положение о Черноморском казачьем войске» закрепило сословные порядки. Их характерная черта – замкнутость казачьего землевладения, феодальный принцип отбывания казаками военной службы. Это положение определяло «меру поземельного довольствия» за различными сословиями в следующих размерах:
- за казачьими генералами – 1500 десятин;
- за штаб- и обер-офицерами – соответственно 400 и 200 десятин;
- за нижними чинами – 30 десятин на душу.

Во второй половине ХIХ в. на каждого казака старше 17-летнего возраста (их насчитывалось в 1890 г. 642,2 тыс. чел.) согласно законоположению полагалось – в зависимости от местоположения и качества земли – от 16 до 30 десятин земли. Горцы, которых насчитывалось 104 тыс. чел., наделялись землёй по 9–14 десятин на каждого мужчину, независимо от возраста. Сбор с земель в это время был дифференцированным: устанавливался в подесятинных цифрах, по 7 коп. за десятину – без учета доходности земель, входил в состав земских повинностей.

Проведённая в 60–70 гг. ХIХ в. военная реформа предоставила казакам «громадные гражданские привилегии» в виде освобождения от подушной подати и государственных денежных обложений, которые составляли по 17 рублей с казака – почти в 2,5 раза больше, чем с крестьянина; бесплатного пользования земельными наделами и наличием значительного «вспомогательного войскового капитала». Предоставление казакам льгот незначительно облегчило их материальное существование. Особенно – бедных слоев казачества.

В «Статистических сведениях о Черноморском войске» большое внимание уделялось развитию скотоводства, овцеводства и рыбной ловле. У казаков скотоводство было главным своеобразным предметом хозяйствования, не только в рамках натурального хозяйства, но и на коммерческой основе. В начале 50-х гг. ХIХ в. на Кубани, по данным статистики, на один казачий двор в среднем приходилось две лошади, до восьми голов крупного рогатого скота, тринадцать овец. Эти цифры не отражали действительности: поголовье в основном было сосредоточено в руках богатых и зажиточных казаков. Основная масса казачества бедствовала.

Казаки, уходившие служить на Черноморскую кордонную линию, при отсутствии коня, должны были покупать его у владельцев частных табунов. Экипировка конного казака (по умеренным подсчётам) обходилась в 274 рубля, пластуна – 109 рублей. Это – в конце ХIХ в., а к 1916 г. – 500 рублей. Снаряжение на службу казак производил за свой счёт, поэтому сумму стоимости экипировки можно отнести к единовременному военному налогу.

Получение конезаводчиками наибольшей прибыли при наименьших затратах, т.к. особого ухода за лошадьми не проводилось, было для богатых казаков главной целью предпринимательства в отрасли, и это обусловливало обязанность уплаты промыслового налога. Механизм его взимания к концу ХIХ в. был значительно упрощён. Вводилось ежегодное получение свидетельства или билета – с платой в бюджет на ведение предпринимательской деятельности; но среди специалистов эта система считалась несовершенной.

Казачество – единственная категория населения, профессиональным ремеслом которой было ремесло военное. Казачество несло особый сословный статус, поставляло царизму серьёзную военную силу. Казаки были добротно экипированными, хорошо обученными, отличались высокой боеспособностью. И это сказывалось на их отношении к службе, на тактике ведения боя. Как военизированная организация, казачество имело на порядок более высокую и налоговую культуру.

Хотелось бы завершить повествование словами военного министра Д.А. Милютина: «Если казаки и могут быть названы привилегированным сословием, то привилегия их заключается в том, что они стоят в первых рядах государевых слуг, что на плечах их лежит такое государственное тягло, которое может нести только крепкое духом… население».

Конференция «Ф.А.Щербина, казачество и народы Северного Кавказа в исторической ретроспективе», 2007 год, декабрь, г. Краснодар