В.Н. Бурдун,
кандидат исторических наук, доцент,
начальник кафедры гуманитарных
и социально-экономических дисциплин
Краснодарского ВВАУЛ


Кавказская война – одна из самых длительных, драматических и кровопролитных войн, которые вела Россия. Отметим сложность и крайнюю политизированность освещения её событий в различных источниках на протяжении последних полутора веков. Проблемы, связанные с Кавказской войной и участием в ней Кубанского казачества, имеют историографию, которая складывалась по своей внутренней логике. Большой вклад в изучение этого явления отечественной истории внёс выдающийся кубанский историк, общественный деятель Ф.А. Щербина. По словам известного исследователя его творческого наследия профессора С.Н. Якаева, «Щербина осуждает разорительную войну казаков и горцев, их взаимную жестокость. Он с болью говорит о диких нравах, под влиянием которых подавлялись чувства человечности, стремление понимать чужое горе и несчастье» [1]. По утверждению самого Ф.А. Щербины, заключительный акт войны – покорение Западного Кавказа (1861–1864 гг.) и занятие Закубанья казачьим населением – должен был бы составить третий том его «Истории…» [2]. Но он, к сожалению, в силу известных причин остался лишь проектом.

Вместе с тем, проблема не осталась неосвещённой. И в этой связи представляется значимым затронуть историографию вопроса деятельности специально созданных на Западном Кавказе военных отрядов, в состав которых входили и кубанские казачьи формирования.

В первые годы после завершения заключительного этапа Кавказской войны практически отсутствовали самостоятельные исследования, посвящённые этому. Исключение – небольшие заметки, беглые очерки, воспоминания непосредственных участников, опубликованные в периодических изданиях общероссийского и регионального уровней. Появление в печати одного за другим описания действий Даховского, Пшехского и Средне-Фарского отрядов не могло по своему характеру, полноте и занимательности не обратить на себя внимание [3]. Материал по Даховскому отряду был опубликован в «Военном сборнике», в двух последних его номерах за 1864 г., фактически одновременно вышел самостоятельным изданием.

Самое объёмное и содержательное – описание деятельности Пшехского отряда, подготовленное К. Гейнсом. Текст первых трёх глав был им впоследствии, через восемнадцать лет, вновь опубликован, уже в «Кавказском сборнике» – в новой редакции [4]. Первые две главы изменению подверглись незначительному, а третья претерпела серьёзную переработку. Во многом, как представляется, это стало следствием устранения критических замечаний, высказанных автору непосредственными участниками событий.

Интересно замечание автора с точки зрения информации о составе как Пшехского, так и других отрядов. «Говорить про частую замену одних батальонов другими, приходящим из штаб-квартир, считаю и трудным и бесполезным занятием» [5]. На протяжении всего материала К. Гейнс довольно часто приводит всё же полные списки частей и подразделений, в том числе и кубанских формирований, задействованных против горцев [6]. В изменённой редакции отсутствуют первоначальные замечания автора по освещению состава отряда.

К. Гейнс отчасти коснулся деятельности отряда по строительству новых станиц Закубанья [7].

Весомый вклад в изучение вопроса внесла публикация А. Введенского в «Военном сборнике». Он использовал личные наблюдения, выдержки из своих записок, ранее не опубликованные документальные источники. Автор попытался заполнить пробел в описании действий частей и подразделений, впоследствии вошедших в состав Пшехского отряда. А. Введенский своим исследованием охватил также начальный период функционирования отряда.

В работе хорошо представлены руководящий состав, задачи основных отрядов в 1862 г. – Адагумского, Константиновского, Шапшугского, Нижне-Абадзехского, Верхне-Абадзехского. Одной из главных задач была расчистка лесов, окружавших их, строительство дорог, создание инженерной сети окопов для вновь создаваемых станиц [8]. По ходу статьи прослеживается активное участие кубанских казаков в рейдах, с подробным описанием боестолкновений [9]. Показан состав сил и средств накануне каждой из серьёзных операций, где были значительно представлены и кубанцы. В разное время ими были казачьи сотни 1-й, 3-й, 5-й и 6-й бригад; взводы: 12-й и 13-й конно-артиллерийских батарей; станичные сборные сотни [10].

А. Введенский говорит и о неминуемых в этих случаях потерях. В процессе изложения материала он использует речевые обороты «горцы с неистовством бросились в шашки», «открыли сильный огонь»... Боясь быть заподозренным в необъективной оценке наших потерь, автор объясняет их незначительность превосходством оружия Российской армии, лучшей организацией взаимодействия частей и подразделений, а также «неутомимым трудом войск» [11].

Не обошёл он стороной и суровый армейский быт. С сожалением восклицает: «Прощай приятные мечты – провести хотя бы ночь в каком-то подобии жилья! На Кавказской войне случалось часто, что войска по целому году, а иногда и по два не видели хат и проводили все времена года в палатках, которые были до того оборваны, что уподоблялись цыганским шатрам. Это случалось особенно в последние годы войны» [12]. Он приводит многочисленные тому примеры. Как следствие тяжёлых условий – многочисленные болезни, выводившие из строя в различные периоды до 50 % личного состава [13].

В аналогичном ключе изложили события своего участия в Верхне-Абадзехском отряде Гомборский, в Адагумском – Н. Рукевич, в Средне-Фарском – Малыхин и др. [14].

Часть проблем при покорении Закубанья осталась без должного рассмотрения и анализа. К ним можно отнести невоенную составляющую деятельности этих отрядов. По свидетельству непосредственных участников событий, «в истории покорения Кубанской области и образования из неё русского поселения собственно военный элемент имел второстепенное значение». Основное направление деятельности военных отрядов представлялось как «военно-рабочее» [15].

Самыми трудными вопросами были хозяйственные и административные: снабжение, обеспечение войск самым необходимым – в частности, продовольствием, фуражом, военно-врачебный уход за большим количеством больных, значительный объём выполняемых работ – от вырубки просек, строительства мостов, дорог, сельскохозяйственной деятельности до внутреннего обустройства новых станиц, водворения первых поселенцев, большинство из которых составляли кубанские казаки.

В то же время, с позиций сегодняшнего дня, трудно не согласиться с непосредственным участником рассматриваемых событий Сельдерецким, критически оценивавшим написанное о прошедшей войне. На примере публикаций по Пшехскому отряду он считал: настоящая история Западного Кавказа ещё не написана. По его мнению, «перечень событий… с игривыми рассказами и произвольными воззрениями не многими может быть призван за непогрешимый исторический материал» [16]. Сказанное имеет прямое отношение и к истории участия Кубанского казачества в Кавказской войне.

Проблема требует серьёзного, взвешенного, многоуровневого подхода; результаты её решения не должны иметь политизированного оттенка. Говоря об этом на заседании «круглого стола», посвящённого историографии Кавказской войны, известный кубанский историк-краевед В.Б. Виноградов справедливо заметил: «Не месть нашим предшественникам и предтечам такого явления, как «Российский Кавказ», но сыновья благодарность за их труд и подвиги, вот что сплотит всех нас» [17]. Это должно стать лучшим продолжением дела, начатого гуманистом Фёдором Андреевичем Щербиной.


Литература и источники


1. Якаев С.Н. Научно-творческое наследие Ф.А Щербины и современность // Сб. матер. межрегион. н.-практ.конф. – Краснодар, 25–26.02.2004 г. Краснодар: ИМСИТ, 2004. С. 10.
2. Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска. Т. II. – Екатеринодар, 1913. С. I.
3. Духовский С. Даховский отряд на южном склоне Кавказских гор в 1864 году. Спб, 1864. 133 с.; Духовский С. Военный сборник. – СПб, 1864. № 11,12; Гейнс К. Пшехский отряд с октября 1862 по ноябрь 1864 года. Военный сборник. 1866. № 1. С. 3–58; № 2. С. 207–261; № 3. С. 3–50; № 4. С. 213–261; № 5. С. 340; Введенский А. Действия и занятия войск Средне-Фарского отряда до сформирования Пшехского и этого последнего до ноября 1862 года. Военный сборник. 1866. № 7. С. 3–29; № 8. С. 145–184.
4. Гейнс К. Пшехский отряд. Три первые главы. Кавказский сборник. – Тифлис, 1884. С. 399–509.
5. Цит.по: Гейнс К. Пшехский отряд. Военный сборник. 1866. № 1. С. 13.
6. Там же. № 1. С. 4; № 2. С. 236; № 3. С. 3; № 5. С. 29; Гейнс К. Пшехский отряд. Три первые главы. С. 446, 461–462, 470, 494–495, 504–509.
7. Гейнс К. Пшехский отряд. Три первые главы. С. 460, 465, 485.
8. Введенский А. Указ. соч. № 7. С. 4.
9. Там же. № 7. С. 18, 25, 26; № 8. С.156, 163.
10. Там же. № 7. С. 5, 6–7, 18; № 8. С.145–146, 168, 177.
11. Там же. № 7. С. 3.
12. Цит.по: Там же. № 8. С. 176.
13. Там же. С. 168.
14. Гомборский. Воспоминания о Верхне-Абадзехском отряде, с 1 сентября 1861 по март 1862 года. Военный сборник. 1866. № 9. С. 119–132; Рукевич М. Адагумский отряд. Кавказский сборник. Тифлис. 1896. Т. XVII. С. 256–322; Малыхин. Средне-Фарский отряд. Военный сборник. 1867. № 10. С. 309–314.
15. Сельдерецкий. Пшехский отряд. Военный сборник. 1867. № 10. С. 272.
16. Цит. по: там же. С. 308.

 

Сборник материалов IX международной научно-практической конференции «Федор Андреевич Щербина, казачество и народы Северного Кавказа: история и современность» (г. Краснодар, 27 февраля 2009 г.). – Краснодар: ИМСИТ,2009.