С.А. Пушкин,
аспирант кафедры новейшей отечественной истории
Кубанского госуниверситета


На нынешнем этапе очередной трансформации российской истории, когда в ходе модернизационных процессов претерпевают кардинальные изменения все сферы общественной жизни, вновь обострилось внимание общества, политиков и учёных к истории революций и Гражданской войны в России.

Тогда страна была ввергнута в общенациональный кризис, грозивший ей распадом. Поиски дальнейшего пути исторического развития происходили в условиях жёсткой конфронтации разных политических сил, борющихся за власть. Они втягивали в свою борьбу всё российское общество – и в итоге ввергли его в Гражданскую войну. Это событие стало величайшим потрясением для российского общества. Вместе с тем, оно определило направление развития государства и общества более чем на 70 последующих лет.

Казалось бы, история Гражданской войны на Кубани имеет не так много малоисследованных, либо совсем не исследованных страниц. Тем не менее, тема реквизиций практически не изучена, хотя она охватывает многие сюжеты, тесно связанные с историей Гражданской войны на Кубани.

Хотелось бы сразу оговорить, что будет пониматься здесь под понятием реквизиция. Реквизиция – отбор чего-либо в принудительном порядке на нужды государства или военных властей.

Насилие – неизбежный спутник человечества на протяжении всей истории его развития. Устойчивое существование самого общества невозможно представить без урегулирования и сбалансирования многообразия интересов, воль и стремлений. Человечество выработало и накопило множество способов решения этих задач: в их числе традиции, обычаи, идеология, мораль, религия, закон. Все эти инструменты действуют и применяются совместно, обеспечивая необходимый уровень управляемости и стабильности самого общества. При этом достижение сбалансированного состояния объективно предполагает и «добровольное согласие, и подчинение, и принуждение в различных формах».

Кубанское войсковое правительство было создано в апреле 1917 г. Под этим названием оно просуществовало до октября 1917 г. В октябре Войсковое правительство по указу Рады было переименовано в Кубанское краевое правительство. В таком виде краевое правительство проработало более двух лет – в 1918 и 1919 гг.

Период 1918–1919 гг. знаменовался непрекращающейся вооруженной конфронтацией с большевиками на внешнем фронте, противоречиями с А.И. Деникиным на внутреннем. Хотя часть членов Рады попыталась найти пути сотрудничества с Советами, в целом в политике Рады доминировал ярко выраженный антибольшевизм.

Рассматривая дела реквизирования, начнём с момента самой организации деятельности отделов реквизиции. 3 июня 1919 г. слушался доклад члена правительства по внутренним делам К.А. Безкровного – по вопросу о разрешении организовать при начальнике инженеров Кубанского казачьего войска особую комиссию для разбора прошений и жалоб по реквизиции.

Он сообщил: в настоящее время ежедневно поступают как к войсковому атаману, председателю правительства, так и к члену правительства по ведомству внутренних дел прошения и жалобы по поводу реквизиции вообще и по отводу комнат в частности. Разбор прошений и жалоб возбуждает большие междуведомственные переписки, чем отнимается много времени. В целях урегулирования этих вопросов и сосредоточения жалоб и просьб в одних компетентных руках он полагал необходимым организовать при начальнике инженеров Кубанского казачьего войска особую комиссию – для разбора прошений и жалоб на действия реквизиционного отдела при начальнике инженеров.

Комиссию предполагалось бы организовать в следующем составе: председатель комиссии – штаб-офицер по назначению начальника инженеров, члены комиссии – представитель реквизиционного отдела Управления начальника инженеров, представитель центрального комитета квартальной организации, представитель городского самоуправления, представитель Ведомства внутренних дел, представитель того квартала, от которого поступили жалоба, заявление или прошение. Был представлен примерный круг обязанностей и ответственностей комиссии.

Правительство удовлетворило прошение, разрешило организовать при начальнике инженеров Кубанского казачьего войска особую комиссию для разбора прошений и жалоб по реквизиции с утверждением штата, поручило начать её деятельность немедленно.

Спустя три месяца после начала работы комиссии 16 сентября 1919 г. был заслушан доклад помощника члена правительства по военному ведомству генерал-майора Звягинцева – по вопросу о прекращении деятельности особоуполномоченного по реквизиции квартир и комнат, передаче функций последнего реквизиционному отделу управления начальника инженеров Кубанского казачьего войска. При рассмотрении доклада было решено прекратить с 17 сентября деятельность особоуполномоченного по реквизиции квартир и комнат, передать функции последнего реквизиционному отделу управления начальника инженеров Кубанского казачьего войска.

Заседания правительства и вопросы, на них обсуждаемые, в 1919 г. более наглядно демонстрируют необходимые и каждодневные проблемы, с которыми сталкивалась кубанская власть на этом этапе Гражданской войны. Что касается реквизиций, то это был если не единственный источник для решения проблемы продовольствия и снабжения, поиска мест для лазаретов, охраны частных интересов и сохранения относительно стабильного экономического состояния в сложившейся ситуации, то один из основных.

При анализе обнаруживается тенденция: в 1919 г. все прошения по поводу реквизирования исходили непосредственно от власти и ведомств; в 90 % случаев они удовлетворялись. В 1920 г. – на исходе основных событий Гражданской войны на Кубани – мы наблюдаем уже прошения от тех структур и частных лиц, которые попали под прицел реквизиторов. Далеко не все прошения удовлетворялись. Следует закономерный вопрос: можем ли мы говорить только о реквизициях, или здесь факты прямых изъятий в пользу нужд правительства и власти?

Естественно, реквизиция была наиболее простым способом выхода из кризисных ситуаций. Тем более что во время I Мировой войны ещё царское правительство подало пример подобных мер, введя продразвёрстку, которую затем в более широких масштабах применили большевики. Безусловно, то была вынужденная мера: в условиях военного времени другого пути быть и не могло. Тем не менее более детальное изучение данной темы необходимо, так как помогает лучше понять причины и механизм принудительных мер, используемых противоборствующими сторонами в годы Гражданской войны.

В 1920 г. правительство начало работать с 1-го января; было вынуждено прервать заседания 24-го февраля – Красная Армия теснила с Кубани войска белогвардейцев. За этот период работы краевого Правительства состоялось 93 заседания. Было рассмотрено 413 вопросов. Вопросы о реквизиции рассматривались на 26 заседаниях; четверть всех заседаний правительства была посвящена данной проблеме. Всего был рассмотрен 81 вопрос.

В основном в качестве предмета реквизиции рассматривался табак: он был одним из основных продуктов, выращиваемых на территории Кубани. Табак – в том числе и кубанский – высоко ценили на мировом рынке.

То, что часто как предмет реквизиции рассматривались деньги и ценности, объясняется нехваткой средств для организации обороны, закупки медикаментов. Деньги в основном реквизировали у частных предприятий. Этим правительство преследовало две цели: во-первых, обеспечивало себя средствами для ведения войны, во-вторых, поддерживало государственные заводы и предприятия, лишая конкурентных преимуществ частные предприятия. Так как ведомству здравоохранения были необходимы помещения для размещения раненых солдат и беженцев, с этой целью реквизировались различные здания, помещения фабрик, заводов, предприятий, домов культуры, гостиниц, учебных заведений.

По реквизициям рассматривались ходатайства не только кубанских предприятий, банков и частных лиц, но и предприятий и банков из других районов России – Петрограда, Ейска, Майкопа, Ростова-на-Дону, Всероссийских союзов, и даже из стран ближнего и дальнего зарубежья – Польши, Греции, Армении, Англии, Франции, США. Это говорит и о том, что в экономику Кубани вкладывали деньги не только российские финансисты, но и солидные фирмы из других стран. Здесь открывали свои филиалы банки из всех регионов России. Огромное количество денег хранили в кубанских банках иностранные миссии со всего мира.

Основные причины реквизиций: нехватка товаров и продуктов для фронта, нехватка помещений для размещения раненых солдат и беженцев, нехватка денежных средств для организации обороны и закупки медикаментов, необходимость поддержки местных газет – с целью использовать их в качестве канала для популяризации деятельности кубанского краевого правительства; реквизиции товаров у частных предприятий – с целью поддержки государственных заводов и фирм.

До сих пор не было обобщающих сведений, основанных на каком-либо научном осмыслении архивного материала по поводу реквизиций на Кубани. Не было попыток ответить на вопросы: как, что и для чего реквизировали? Не было сведений и о том, как происходили отсрочка или же освобождение от реквизиций, что служило тому причиной. Ответы на эти и другие вопросы помогут пролить свет на многие неисследованные страницы истории Кубани.


Литература и источники


1. Государственный архив Краснодарского края (ГАКК). Ф. Р-6.
2. Деникин А.И. Очерки русской смуты: (в 5 т.). – Берлин, 1923.
3. История России (Гражданская война в России 1917–1922). – М., 2004.
4. Казачий словарь-справочник. В 3-х томах. – М., 1992.
5. Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М., 1987.
6. Очерки истории Кубани: с древнейших времен по 1920 г. / Под ред. В.Н. Ратушняка. – Краснодар, 1996.

 

Сборник материалов IX международной научно-практической конференции «Федор Андреевич Щербина, казачество и народы Северного Кавказа: история и современность» (г. Краснодар, 27 февраля 2009 г.). – Краснодар: ИМСИТ,2009.