Е. Иванов,
курсант Военной академии связи.
г. Краснодар



Белое движение (также встречалось «Белое дело», «Белая идея») – военно-политическое движение разнородных в политическом отношении сил, сформированное в ходе Гражданской войны 1917–1923 гг. в России с целью свержения Советской власти. Оно включало в себя представителей как умеренных социалистов и республиканцев, так и монархистов, объединённых против большевистской идеологии и действовавших на основе принципа «Великой, Единой и Неделимой России». Белое движение было крупнейшей антибольшевистской военно-политической силой во время Гражданской войны в России.

Белое движение Юга России зародилось летом 1917 г. В декабре 1917 г. между А.М. Калединым, М.В. Алексеевым и Л.Г. Корниловым заключается соглашение о создании верховной власти, образуется политический триумвират, по словам Деникина – «Правительство в эмбриональном состоянии» [5]. Формируется и крепнет Добровольческая армия – основная военная сила белых.

Добровольческая армия пришла на смену «Алексеевской организации», её возглавил генерал Л.Г. Корнилов по соглашению с генералом М.В. Алексеевым. Возглавляемое ими формирование к концу 1917 г. было «единственной реальной силой на Дону для борьбы с большевиками». Генерал Алексеев оставил за собой верховное руководство Добровольческой армией и теми вопросами, «которые при развитии дела впоследствии преобразованы были в Особое совещание», то есть политика и функции Правительства. Армия формировалась на Дону. В декабре 1917 г. генерал Корнилов потребовал руководства над армией. Его взаимоотношения с генералом Алексеевым были сложными. Существовали разногласия как в стратегическом, так и в тактическом понимании ситуации. Л.Г. Корнилов в целом не видел перспектив для развития движения на Юге. Сибиряк, он тяготел к Сибири, куда собирался перебраться, видя именно там возможность противостоять большевизму. Огромных усилий стоило уговорить его остаться на Юге.

Генерал Деникин вспоминал, что формирование армии вначале носило «случайный характер», определяясь, зачастую, индивидуальными особенностями тех лиц, которые брались за него [1]. К началу февраля общая боевая численность всей армии не превосходила 3–4 тысячи человек, временами в период тяжелейших ростовских боев, падая до ничтожных размеров. Армия обеспеченной базы не имела.

Одной из главных причин малочисленности армии считалось ее запоздалое формирование. Это происходило потому, что к тому времени пути на Дон перекрывались, а двигаться по тем дорогам, что оставались свободными, становилось опасным, так как за офицерами «начали охоту». Другая причина – в усталости от военно-революционных событий и равнодушии офицерских масс к положению в России.

А.И. Деникин вспоминал: «Армия пополнялась на добровольных началах, причем каждый доброволец давал подписку прослужить 4 месяца и обещал беспрекословное повиновение командованию. Состояние казны давало возможность оплачивать добровольцев до крайности нищенскими окладами».

Особенностью формирования было то, что в офицерских батальонах и отчасти в батареях офицеры несли службу рядовых в условиях крайне неудовлетворительной материальной обеспеченности. А.И. Деникин отмечает, что в донских войсковых складах хранились огромные запасы, но получить что-либо оттуда можно было или путем кражи, или подкупа. «В частях ощущалась нужда буквально во всём: вооружении, боевых припасах, не было обоза, кухонь, тёплых вещей, сапог... не было достаточно денег, чтобы… удовлетворить казачьи комитеты, распродававшие на сторону все, до совести включительно…» [1].

Одновременно с формированием Добровольческой армии, на Дону войсковым правительством создавались добровольческие казачьи части. А.М. Каледин в воззвании от 28 января 1918 г. объяснял это тем, что правительство «принуждено было прибегнуть к формированию добровольческих казачьих частей, кроме того, принять предложения других частей населения области, главным образом учащейся молодежи, об образовании партизанских отрядов. Усилиями этих последних частей... и поддерживается… защита Дона…» [6]. В 45 населённых пунктах Донской области дислоцировались казачьи части. В Донбассе атаманом было объявлено военное положение.

26 декабря вооружённые силы Алексеевской организации были официально переименованы в Добровольческую Армию. На Рождество объявили секретный приказ о вступлении ген. Корнилова в командование армией; с этого дня она стала именоваться официально Добровольческой. В воззвании (опубликованном в газете 27 декабря) впервые была обнародована её политическая программа.

Роль стран Антанты и США в зарождении и становлении Добровольческой армии заслуживает отдельного исследования, остановимся на некоторых ее моментах.

После Октября в Петрограде союзники России в 1-й Мировой войне рассчитывали, что Советская власть поддержит военные обязательства царской России и будет продолжать войну против Германии и её союзников. Их ожидания не оправдались. Советское правительство, опираясь в своей политике на тезис «мир без аннексий и контрибуций», обратилось к немецкому командованию с предложениями о мире. Поэтому союзники не могли признать новую власть в России в силу её революционного происхождения и нежелания продолжать войну. Начало переговоров с немцами усилило антисоветскую активность союзников. Ими был начат поиск сил, способных продолжать войну до победы. Вначале основная ставка была сделана на казачество. Но уже в декабре 1917 г. союзники поняли тщетность попыток поднять казачество на борьбу с Советами и сосредоточили свою деятельность в центре, субсидируя Б.В. Савинкова и одновременно изучая обстановку на местах.

Белые же связывали с союзниками самые радужные надежды. Генералом Алексеевым и П.Н. Милюковым, много общавшимися в тот период друг с другом, основные расчёты после «разочарования» в казачестве делались на помощь союзников. М.В. Алексеев предложил правительствам стран Антанты финансировать программу организации армии, которая после разгрома большевиков продолжила бы борьбу с кайзеровской Германией. И они добились этого финансирования. Генерал Алексеев не скрывал, что Добровольческая армия получает деньги от союзников. В его финансовых приходных документах указывается: на нужды Добровольческой армии от французской военной миссии поступали средства. 2 января 1918 г. – 25 тысяч рублей, 3 января – 100 тысяч, 19 января – 180 тысяч. По свидетельству одного из большевистских руководителей Дона А.А. Френкеля, Добровольческая армия получила от американцев 30 млн. рублей [7].

17 января 1918 г. Добровольческая армия начала перебазироваться в Ростов. На тот момент в ней насчитывалось не более 4000 человек. Из добровольцев на конец декабря 1917 г. – начало января 1918 г. были сформированы: офицерский батальон, конный дивизион, инженерная рота и другие части. Кавказский сводный дивизион состоял в основном из кубанских, терских и донских казаков [5].

По воспоминаниям генерала Лукомского, организация армии к тому времени была следующей: «К концу декабря (началу января) был пополнен Корниловский полк, который был переведён на Дон с Юго-Западного фронта командиром полка капитаном Неженцевым. Были сформированы офицерский, юнкерский и георгиевский батальоны, четыре батареи артиллерии, инженерная рота, офицерский эскадрон и рота гвардейских офицеров. В середине января получилась небольшая (всего около пяти тысяч человек), но очень сильная в моральном отношении Добровольческая армия» [7].

22 февраля 1918 г. подразделения Красной Армии вышли к Ростову. Главные силы Добровольческой армии сосредоточились в Лазаретном городке. Туда же был переведен и штаб Л.Г. Корнилова. Так как обещанной помощи от атамана А.М. Назарова не последовало, было принято решение оставить город. Ростов был занят красноармейским отрядом Сиверса после боя с добровольцами на его окраинах только 23 февраля.

На следующий день генерал Корнилов осуществил реорганизацию Добровольческой армии – посредством сведения многих мелких частей в более крупные единицы. Состав армии был следующим:

– Офицерский полк, под командованием генерала С.Л. Маркова из трёх офицерских батальонов, Кавказского дивизиона и морской роты;
– Юнкерский батальон, под командованием генерала А.А. Боровского – из прежнего юнкерского батальона и Ростовского полка;
– Корниловский ударный полк, под командованием полковника Неженцева. В полк вошли части бывшего Георгиевского полка и партизанского отряда полковника Симановского;
– Партизанский полк, под командованием генерала А.П. Богаевского – из пеших донских партизанских отрядов;
– артиллерийский дивизион, под командованием полковника Икишева – из четырех батарей по два орудия. Командиры: Миончинский, Шмидт, Ерогин, Третьяков;
– чехословацкий инженерный батальон, под «управлением» штатского инженера Краля и под командованием капитана Неметчика;
– конные отряды: а) полковника П.В. Глазенапа – из донских партизанских отрядов; б) полковника Гершельмана – регулярный; в) полковника Корнилова – из бывших частей полковника В.М. Чернецова.

К армии присоединились донские партизанские отряды Краснянского, Бокова, Лазарева и других партизан.

Состав штаба Добровольческой армии практически не изменился: Л.Г. Корнилов – главнокомандующий; генерал А.И. Деникин – помощник командующего, преемник Корнилова на случай его гибели; генерал М.В. Алексеев – главный казначей армии и заведующий её внешними сношениями; генерал А.С. Лукомский – начальник штаба.

Численность армии на 9 февраля 1918 г. составляла около 3 700 человек. «В том числе примерно 2 350 офицеров. Из этого числа 500 были кадровыми офицерами, в том числе 36 генералов и 242 штаб-офицера (24 из них были офицерами Генерального Штаба). И 1848 – офицерами военного времени (не считая капитанов, которые до 1918 года относились к кадровым): штабс-капитанов – 251, поручиков – 394, подпоручиков – 535, и прапорщиков – 668 (в том числе произведенных в этот чин из юнкеров)» [7].

Практически таким составом Добровольческая армия двинулась на Кубань. Значимым событием для армии стало её соединение с Кубанским отрядом в марте 1918 г. 17 марта в расположение Добровольческой армии (станица Калужская) прибыли представители Кубани на совещание по поводу соединения армий. Это были: атаман полковник А.П. Филимонов, командир Кубанского отряда полковник В.Л. Покровский, председатель Законодательной рады Н.С. Рябовол, товарищ (заместитель) председателя Султан-Шахим-Гирей и председатель Правительства Кубани Л.Л. Быч. В ходе нелегких переговоров было согласовано следующее: «Ввиду прибытия Добровольческой армии в Кубанскую область и осуществления ею тех же задач, которые поставлены Кубанскому правительственному отряду, для объединения всех сил и средств признается необходимым переход Кубанского правительственного отряда в полное подчинение генерала Корнилова, которому предоставляется право реорганизовать отряд, как это будет признано необходимым».

После соединения с Кубанским отрядом в составе армии находились: 1-я бригада (генерал С.Л. Марков) 2-я бригада (генерал А.П. Богаевский), Конная бригада (генерал И.Г. Эрдели), Черкесский полк. Общая численность армии возросла до 6 000 бойцов. Это было первое значимое событие, объединившее усилия двух белогвардейских начал в общем деле борьбы с большевиками, первый шаг к созданию Вооружённых Сил Юга России.

Постоянного состава Добровольческая армия не имела. В зависимости от поставленных задач армия усиливалась частями, переходившими к ней в оперативное подчинение на период выполнения боевых задач. Технические части, артиллерия, танки, бронепоезда и авиация усиливали ударную группировку и использовались централизованно.

Такая структура войск позволяла эффективно выполнять поставленные задачи, это было одной из причин военных успехов Белого движения в начальный период. В дальнейшем – с поставкой союзниками техники и вооружения, увеличением численного состава армии – технические части, артиллерия бронепоезда и авиация усиливали ударную группировку и использовались централизованно.

Велика была роль офицеров. Офицеры-добровольцы сражались с исключительным мужеством и упорством. Это были вынуждены признавать те их противники, кому приходилось непосредственно встречаться с ними в бою. На офицерском самопожертвовании во многом и держалось Белое движение. Этим фактором, главным образом, объясняется то обстоятельство, что малочисленная Добровольческая армия три года смогла выдерживать напор многократно превосходящих её по численности и вооружению красных войск и даже одерживать над ними победы, пока это превосходство не стало подавляющим.

Трагедия белой борьбы заключалась в том, что, принимая на себя главный удар, офицерские части несли и наибольшие потери. Их трудно было восполнить равноценным материалом. Их необходимо было сохранить, но они были необходимы в бою, и это фатальное противоречие так и не было преодолено до конца Гражданской войны.

Историю Добровольческой армии на Юге России можно разделить на несколько этапов, каждому из них соответствовал, как правило, и организационный:

1) зарождение и первые бои на Дону и Кубани;
2) 1-й Кубанский поход;
3) 2-й Кубанский поход;
4) осенне-зимние бои 1918 г. в Ставропольской губернии и освобождение Северного Кавказа;
5) бои в Каменноугольном бассейне зимой – весной 1919 г., от наступления на Москву до эвакуации Новороссийска (лето 1919 – март 1920 гг.);
6) борьба в Крыму.

Как её общая численность, так и удельный вес офицеров в её составе на каждом из этих этапов, естественно, различались.

Второй период развития Белого движения на Юге России – август 1918 – ноябрь 1919 гг.

2 сентября 1918 г., по праву творца Добровольческой армии, Верховный руководитель Добровольческой армии генерал М.В. Алексеев издал приказ, по которому учреждалась должность помощника Верховного руководителя с назначением на нее недавно прибывшего в Екатеринодар генерала А.М. Драгомирова. Одновременно был образован Военно-политический отдел с функциями канцелярии при Верховном руководителе.

3 октября 1918 г. принято «Положение об управлении областями, занимаемыми Добровольческой армией. По нему вся полнота власти в местностях, занятых армией, принадлежала Верховному руководителю или её главнокомандующему. В них сохраняли свою силу все законы, принятые в России до Октябрьского переворота. Для содействия Верховному руководителю «в делах законодательства и управления» подмандатными территориями при нём учреждалось Особое совещание; председателем его назначался Верховный руководитель (главнокомандующий) Добровольческой армии.

Со смертью 7 октября 1918 г. генерала М.В. Алексеева функции Верховного руководителя унаследовал генерал А.И. Деникин.

Придя к руководству Белым движением, А.И. Деникин продолжил работу по совершенствованию системы организации власти. Он утвердил ряд законопроектов по организации гражданского управления: «Временное положение о гражданском управлении в местностях, находящихся под управлением Главнокомандующего вооружёнными силами Юга России», «Временное положение о Государственной страже», «Временное положение об общественном управлении городов», «Временное положение о выборах городских гласных» и др. За исключением положения о Государственной страже, все остальные документы были разработаны при «руководящем влиянии «Национального центра» и на основании материалов, подготовленных ещё на севере».

Общее в формировании, развитии и функционировании Белого режима Юга было то, что на всех этапах становления он действовал в условиях военного времени. Это налагало существенные особенности на структуру и возможности Белого движения в целом.Вооружённые Силы Юга России развалились так же быстро, как были сформированы; белые не смогли найти объединяющую основу, идею, способствующую консолидации населения подконтрольных ей территорий и решить социальные вопросы. Убедившись в несостоятельности идей высших эшелонов старой власти, часть бывших царских военных руководителей порвала со своим классом, перешла на сторону его противников – вплоть до собственного вхождения в новую элиту. Государственная структура Белых режимов оказалась нежизнеспособной в условиях ведения боевых действий. Белые одновременно пытались разрешить две взаимоисключающие друг друга задачи: осуществить государственный контроль над экономикой и использовать рыночный механизм для стабилизации тыла.

Деятельность Белых режимов характеризовалась политической нетерпимостью, отсутствием взаимного уважения властей, сложностью функционирования руководящих структур, разработкой законодательных актов без их должного экономического обоснования.

Причиной поражения Белого движения была, на наш взгляд, его неспособность решить аграрный и рабочий вопросы. Белые зачастую сами признавали: важные социальные проблемы они пытались решить по-старому, без учета революционных изменений в обществе.

П.Н. Милюков выделил четыре «роковые ошибки» белых властей. На первое место он ставил желание белых «перерешить аграрный вопрос в интересах поместного класса». Это, по его мнению, вызвало «возвращение старого состава и старых злоупотреблений военно-чиновничьей бюрократии», «узконационалистических традиций в решении национальных вопросов», и «преобладание военных, а отчасти и частных интересов».

Белые власти столкнулись с проблемами законности; успешное решение их укрепляло бы жизнеспособность политических институтов, обеспечивало эффективность их функционирования; им не удалось справиться с проблемами легитимности, связанной с интересами различных слоев населения. А так как интересы и потребности различных групп в силу обстоятельств могли быть удовлетворены лишь частично, то легитимность Белой власти не могла носить всеобщего характера. Что являлось законным для одних, было противозаконно для других.

Несогласованность в действиях Белых режимов Юга, Запада и Сибири позволила большевикам последовательно уничтожить белые режимы по частям.

Не оправдалась надежда белых на союзников. Руководства союзных держав использовали ослабление Российской империи в своих интересах. От России отторгались новые государственные образования – под предлогом создания барьера, «санитарного кордона» с Советской Республикой. Нежелание белогвардейцев признавать новые государственные образования со временем привело к изоляции режима на международной арене.

Незрелость социально-политических и экономических программ, чрезмерная централизация управления напрямую способствовали развалу и поражению Белого движения Юга. Действия различного рода партизанских и бандитских отрядов в Белом тылу вынуждали отвлекать с фронта значительную часть войск, дезорганизовывали управление, срывали снабжение частей.

Старая элита полностью себя дискредитировала и не способна была предложить приемлемые варианты выведения страны из глубокого кризиса, решить основные проблемы населения.

В значительной степени поражению белых способствовал развал тыла. Падение морали, воровство, коррупция, предательство… – всё это привело к ослаблению и развалу военных и государственных основ власти.

Список использованных источников

1. Денисов С.В. Белая Россия. Альбом № 1. – СПб., М., 1991.
2. Зимина В.Д. Белое движение и российская государственность в годы Гражданской войны. – Волгоград, 1997.
3. Кириенко Ю.К. Крах калединщины. – М., 1976.
4. Октябрь на Дону и Северном Кавказе. – Ростов-на-Дону, 1977.
5. Россия на рубеже веков: исторические портреты. – М., 1991.
6. Российские офицеры // Военно-исторический журнал. – 1994. № 1.
7. Соколов К.Н. Правление генерала Деникина // Белое дело: избранные произведения в 16 книгах. Кубань и Добровольческая армия. – М., 1992.


Научное наследие Фёдора Андреевича Щербины и современность: сборник материалов XIII научно- практической конференции «Научное наследие Фёдора Андреевича Щербины и современность», г. Краснодар, 22 февраля 2013 г. – Краснодар: ИМСИТ, 2013. – 348 с.