Санеев Сергей Александрович, краевед,
секретарь Новороссийского
исторического общества (г. Новороссийск)


Этим человеком был герцог Арман Эммануэль Софи Септинма дю Плесси дюк Ришелье, дальний родственник знаменитого кардинала Ришелье. Рождённый в Париже 14 сентября 1766 года, ровно за 35 лет до рождения Николая Николаевича Раевского, он в 1789 году был вынужден бежать из Франции от революции в Россию. Здесь он поступил в русскую армию, участвовал в штурме Измаила в 1790 году. В следующем году был удостоен чина полковника, в 1797-м году – генерал-майора. В 1803 году был назначен градоначальником г. Одессы, а в 1805 году – генерал-губернатором Новороссийского края, куда входили Черноморское побережье России, Крым и Кубань. И вошёл в историю России как Эммануэль Осипович Ришелье или просто дюк Ришелье [1].

15 июня 1809 года русская эскадра под командованием капитан-лейтенанта Перхурова в составе линейных кораблей «Варахаил» и «Победа», фрегатов «Лилия» и «Назарет», бомбардирского судна «Евлампий», военного 26-пушечного транспорта и требаки с десантом в 1170 человек заняла крепость Анапу до подхода сухопутных войск под командованием генерал-майора Панчулидзева. Сдав крепость пехоте, 23 июня корабли ушли в Севастополь. Но взятие крепости Суджук-кале было отложено на следующий 1810 год.

После штурма Анапы корабли Черноморского флота стали посылаться в крейсерство к Кавказским берегам. 5 июня 1810 года отряд из двух судов под командованием капитан-лейтенанта Свинкина обстрелял черкесские укрепления в Геленджикской бухте. Через месяц, 2 июля Свинкин на корвете «Крым» обстрелял крепость Суджук-кале, 4 июля – вновь Геленджик. А 11 июля русская эскадра взяла турецкую крепость Сухум-кале [2].

После этого, турки в августе того же года усиливают гарнизон крепости Суджук-Кале артиллерией и боеприпасами. По некоторым сведениям гарнизон крепости на тот момент составляли черкесы [3].

В 1810 году Дюк Ришелье так и не смог выделить войска для занятия Суджук-кале; 18 июня он сообщал А.П. Тормасову: «Как теперь в Анапе и прочих местах по кубанской границе находится войска весьма недостаточно для сей экспедиции, то до получения еще Вашего отношения представил военному министру о ВЫСОЧАЙШЕМ ПОЗВОЛЕНИИ употребить те войска, которыя расположены в Крыму для обороны берегов Чернаго моря, по прекращении опасности в сентябре или октябре месяце; по получении же на сие разрешения о том, не медлю донесть к Вашему Высочеству с означением времени, в которое именно войска наши вступят в их пределы и часть оных обратиться к Суджук-кале...» [4].

Только к декабрю были собраны необходимые войска. Из Анапы выступал отряд под командованием полковника А.Я. Рудзевича в составе 22-го егерского полка и черноморских казаков, со стороны Копыла – черноморские казаки под командованием атамана Ф.Я. Бурсака. А из Севастополя вышел отряд из трех фрегатов «Воин», «Лилия», «Иоанн Златоуст» и двух бригов («Алексей» и «Царь Константин») под командованием капитан-лейтенанта К.Д. Сальти с десантом 600 человек [5].

16 декабря атаман Ф.Я. Бурсак с отрядом направился от Копыла на Суджук-кале. Достигнув р. Адагума отряд простоял до 26 декабря. 27 декабря «значительные владельцы натухаевского племени» явились к атаману Ф.Я. Бурсаку с мирными предложениями и приняли присягу на верность русскому правительству, согласились довольствовать лошадей отряда фуражем [6].

Результаты похода отряд под командованием А.Я. Рудзевича на Суджук-кале в разных источниках трактуются по-разному. В «Хронологии кубанского казачества» говорится, что отряд полковника Рудзевича отказался от штурма крепости Суджук-кале и возвратился в Анапу.

Историк Кубанского казачьего войска И.Д. Попка разделял другую позицию: «Победоносный 22-й егерский полк под командованием полковника Рудзевича с частью черноморских казаков 20 декабря покорил крепость Суджук-кале и истребил все аулы горцев, вокруг оной рассыпанные» [7]. Ясно одно, что крепость Суджук-кале сдалась отряду А.Я. Рудзевича до прибытия флотского отряда под командованием К.Д. Сальти. Моряки, оставив при крепости один бриг, ушел в Севастополь [8].

Но и полковник А.Я. Рудзевич не оставил гарнизон в крепости, потому что судно с хлебом, предназначенное для Суджук-кале, было разбито бурей у Анапы [9]. В ознаменование «отличнаго мужества и храбрости, оказанных при покорении Суджук-Кале и Анапы» Александр Яковлевич Рудзевич 8 февраля 1811 года произведен в генерал-майоры, а 6 июля 1811 года был награждён орденом Св.Георгия 3-го класса за № 219 [10].

Крепость Суджук-кале стала числиться в документах как покорённая русскими войсками. Так, 14 марта 1811 года градоначальник г. Феодосии статский советник С.М. Броневской в письме № 82 сообщал управляющему Кавказским и Закавказским краем генералу А.П. Тормасову: «...что земли находятся теперь в Российском владении посредством крепостей Анапа, Суджук-кале, Сухум-кале, Анаклия,которые будут заняты российскими гарнизонами и, охраняемые Черноморскими крейсерами, составят военную прибрежную линию от устья реки Кубани до реки Ингура...» [11].

Поэтому весной 1811 года Дюку Ришелье всё же пришлось занимать крепость Суджук-кале. Основным источником по этому вопросу долгое время являлся труд профессора В.К. Надлера «Дюк де Ришелье на Кавказе. Основание Новороссийска», изданный в Одессе в 1893 году. Как выяснилось позднее, профессор писал свою книгу на основе воспоминаний графа де Рошешуара, бывшего адъютантом Дюка Ришелье в этой экспедиции.

В Анапе Дюк Ришелье сформировал отряд, из Полтавского пехотного полка и черноморских казаков, в шесть тысяч человек, который сам и возглавил. Разведку крепости Суджук-кале не производили, боясь насторожить её гарнизон. Вечером выступили из Анапы с тем что бы рано утром быть у Суджук-кале. Солдаты двигались налегке, лишь с двухдневной порцией сухарей. Шли без привалов и на рассвете появились у Суджук-кале. На рейде стояла эскадра, пришедшая из Севастополя. К разочарованию Дюка в крепости никого не было. После декабрьского штурма её никто не восстанавливал. Пришлось Ришелье направлять гонцов на эскадру, чтобы моряки не обстреляли сухопутный отряд. Эскадра ушла в Севастополь, а отряд приступил к ремонту крепости: укрепляли стены палисадами, вкруг них расчищали рвы, устраивали артиллерийские позиции, приводили в порядок жилье для гарнизона.

Так на месте будущего Новороссийска появилось первое русское поселение. Конечно, хочется сказать, что над крепостью взвился русский флаг. Но это не так. Крепости Суджук-Кале свой флаг не полагался, государственного российского флага у отряда не было. Но было знамя Полтавского полка, которое могло осенять русские войска в Суджук-кале во время ремонтных работ в крепости.

После приведения крепости в боевое состояние в ней оставили гарнизон и отряд собрался возвращаться. Но тут подъехали два черкесских князя и посоветовали совершить экспедицию и разорить аул «сильного вождя, подготовляющего сейчас вместе с другими вождями набег на владение запорожских казаков». Этот эпизод у Рошешуара описан намного подробнее, чем занятие крепости [12].

Что Суджук-кале была занята в 1811 году, подтверждает и английский шпион Джемс Белль в своих мемуарах, изданных в Великобритании в 1840 году: «Суджук-Кале был первоначально небольшой по размерам крепостью, построенной более ста пятидесяти лет назад местным вождем по имени Герч Арслан-Бей, имя которого многие люди некогда видели начертанным на стенах этого укрепленного городка… пока в 1791 году генерал Гудович силой не захватил этот край с помощью значительных русских войск. Дважды он был отброшен после смертельных столкновений, в третьей попытке ему удалось овладеть Суджук-Кале, который русский генерал нашел полностью разрушенным, так как сами черкесы взорвали стены при приближении врага - обстоятельство, не забытое черкесами; так как многие из них были убиты из-за поспешности и неосведомленности, с коими производился этот взрыв. С тех пор город оставался в этом состоянии полного разорения до сентября 1811 года, когда маршал де Ришелье с большим отрядом русских войск вновь оккупировал край и тоже сумел дойти до Суджук-Кале, а именно до его местоположения, где он построил форт, еще сохраняющиеся руины которого я ранее описал. Он оставил там гарнизон, оказавшийся где-то в течение года блокированным черкесами; этот гарнизон был затем выведен, а форт полностью снесен…». (Написано до 1840 года) [13].

В октябре 1811 года в Бухаресте начались мирные переговоры между Россией и Турцией. Российскую делегацию возглавлял М.И. Кутузов, который получил Высочайшие указания: «... Что же касается до границ в Азии, то Его Величество имеет в предмете оставить за собой Анапу, Сухум-кале, Суджук-кале и Поти и все приобретенные крепости, города, области и земли, которые ныне под властью России находятся, полагая то еще слабым возмездием за пожертвования, сделанные нами Порте уступкой обеих Валахий и части Молдавии, отступая также от требования денежной замены...» [14].

Несмотря на это пожелание императора, Михаил Илларионович всё же был вынужден пойти на уступке Турции и 16 мая 1812 года, за 39 дней до начала войны с Наполеоном, заключил с Турцией Бухарестский мирный договор, в котором статья VI оговаривала границы в Азии: «Статья VI. Кроме границы реки Прута, границы со стороны Азии и других мест восстанавливаются совершенно так, как оные были прежде до войны и как постановлено в третьей статье предварительных пунктов. Вследствие чего Российский Императорский Двор отдает и возвращает Порте Оттоманской в таком состоянии, в каком теперь находятся, крепостцы и замки внутри сей границы лежащие и оружием завоеванные, купно с городами, местечками, селениями, жилищами и со всем тем, что сия земля в себе содержит...» [15].

То есть крепости Суджук-Кале и Анапа возвращались Турции, а их гарнизоны выводились в Россию. Пока не установлено, когда гарнизоны вывели из укреплений – до нападения Наполеона на Россию или после. Логика подсказывает, после, чтобы затянуть мирный процесс и не дать Турции возможность выступить на стороне Наполеона.

Так, вернув Турции Суджук-кале и Анапу, Россия добилась много большего – лишила врага одного союзника. Дюку Ришелье не довелось участвовать в боях с Наполеоном. На Одессу надвинулся более грозный враг – эпидемия чумы. И Ришелье пришлось принимать меры по установке карантинов, и чтобы чума не распространялась вглубь России. Впрочем, слухи о чуме в Одессе защитили город от захватчиков лучше всяких войск. Турки так и не выступили против России, а Наполеон не повернул свои войска на юг. Это позволило использовать Третью армию под командованиям Чичагова против главных сил Наполеона [16]. В боях с Наполеоном принимали участие другие участники основания русской крепости Суджук-Кале. Адъютант дюка Ришелье граф де Рошешуар с конца 1812 г. и до середины 1814 г. состоял в качестве флигель-адъютанта при Верховном главнокомандующим Русской армии, которым был император Александр I.

Генерал А.Я. Рудзевич в начале 1812 года вместе со своим 22-м егерским полком был направлен в Дунайскую армию и участвовал в изгнании неприятеля от Березины до Немана. В 1813 году А.Я. Рудзевич стал командиром егерской бригады и отличился при осаде Торна, в сражении под Бауценом, под Лейпцигом и закончил войну штурмом Парижа. Был награждён многими русскими и иностранными орденами, в том числе 19 марта 1814 орденом Св. Георгия 2-го класса. (№ 69) за взятие Монмартских высот в сражении при Париже [17].

Полтавский пехотный полк под командованием подполковника Ивана Тимофеевича Коншина и сменившего его 30 августа подполковника Никиты Фёдоровича Бобоедова во время Отечественной войны входил в состав 26-й пехотной дивизии (совершил с ней тяжёлое отступление от Волковыска к Смоленску) доблестно сражался при Салтановке, а 2 августа, находясь в отряде генерала Неверовского, участвовал в знаменитом отступлении к Красному под ударами многочисленной французской кавалерии. Во время сражения при Бородине Полтавский полк занимал батарею Раевского и геройски отбил атаку Морана и Брусье, а после взятия её бригадой Бонами участвовал в атаке Ермолова и лихим ударом во фланг опрокинул неприятеля. Полтавский полк участвовал в сражениях при Малоярославце,
Вязьме и Красном. С 23 января 1813 г. полк был в числе войск, блокировавших Модлин, а затем был назначен в армию Беннигсена и участвовал в битве под Лейпцигом, во время которой взял 11 орудий. С 12 декабря 1813 г. по 18 мая 1814 г. Полтавский полк участвовал в блокаде Гамбурга [18].

В 1814 году, после разгрома Наполеона, Дюк Ришелье вернулся во Францию. Император Франции Людовик XVIII по настоянию русского императора Александра I назначил его председателем Совета министров, то есть премьер-министром, и министром иностранных дел. При заключении Парижского договора Дюк Ришелье отстаивал интересы России, за что Александр I поддержал предложения Ришелье об облегчении участи Франции. В декабре 1818 году Дюк Ришелье оставил свои посты, но в отставке пробыл чуть больше года и в феврале 1820 года вновь возглавил правительство Франции. В декабре 1821 года он вновь вышел в отставку. А в следующем году Арман Эммануэль Софи Септинма дю Плесси дюк Ришелье умер [19].

Примечания

1. Русский биографический словарь. СПб., 1910. С. 253.
2. Краткие сведения о русских морских сражениях за два столетия с 1656 г. по 1856 г. СПб., 1871. С. 34, 35.
3. Хронология кубанского казачества // Кубанский сборник. Екатеринодар, 1911. Т. XVI. С. 87.
4. Акты, собранные Кавказской Археографической комиссией. Тифлис, 1870. Т. IV. С. 887.
5. Хронология кубанского казачества. С. 87; Чернышев А. Великие сражения русского парусного флота // http://lib.rus.ec/b/292028/read. (11 мая 2012 года).
6. Хронология кубанского казачества. С. 87.
7. Там же; Материалы по истории Кубанского казачьего войска, доставленные П.П. Короленко из архива историка И.Д. Попки // Кубанский сборник. Екатеринодар, 1908. Т. XIII. С. 56.
8. Чернышев А. Указ. соч.
9. Хронология кубанского казачества. С. 88.
10. Александр Яковлевич Рудзевич (1775 – 1829), генерал от инфантерии. Биография.// http://cadetsfund.org/starshyy-kadet/548-rudzevich-aaj. (10 мая 2012 года).
11. Акты, собранные Кавказской Археографической комиссией. Тифлис, 1870. Т. 4. С. 402.
12. Мемуары графа де Рошешуара, адъютанта императора Александра I // http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/XIX/1800-820/ Rosheshuar/frametext.htm. (12 мая 2012 года).
13. Белль Д. Дневник пребывания в Черкесии в течение 1837–1839 годов. Т. 1. Нальчик. 2007. С. 204, 205.
14. М.И. Кутузов. Сборник документов. М., 1951. Т. III. С. 716 .
15. Полное собрание законов Российской империи. Т. XXXII. Ст. № 25110. С. 318.
16. «Чума в Одессе» http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1345551. (23 мая 2012 года).
17. Александр Яковлевич Рудзевич (1775 – 1829), генерал от инфантерии. Биография.// http://cadetsfund.org/starshyy-kadet/548-rudzevich-aaj, обращение 10 мая 2012 года
18. Лейбштандарт //http://iphone.antikvariat.ru/military/2832/39332/, обращение 18 мая 2012 года
19. Большая Советская энциклопедия / Гл. ред. Б.А. Введенский. Второе издание. М., 1955. Т. 36. С. 507.


«Недаром помнит вся Россия...»: эпоха 1812 года и Русское дворянство»/ Материалы VIII Международных Дворянских чтений. Краснодар: изд-во: «Кубанькино», 2012. – 224 с. Научный редактор: Матвеев Олег Владимирович, доктор исторических наук, профессор кафедры дореволюционной отечественной истории Кубанского государственного университета. Ответственный редактор: Сухачева Е.М., предводитель Дворянского Собрания Кубани, член Союза писателей Украины. По благословению митрополита Екатеринодарского и Кубанского Исидора.