23 октября 2014 года в газете «Белореченская правда» был опубликован материал «100 лет с начала Первой мировой войны». После публикации откликнулись родственники Лукьянова Георгия Ивановича. О нем было очень мало информации, только фото и дата когда получил награду. Из газеты родственники узнали, что он был награжден Георгиевским крестом, и такой фотографии у них не было. Я вглядывалась в его фотографию, в голове роились вопросы: «А выжил ли в этой войне казак? И если выжил в этой войне, то, наверное, погиб в годы красного террора или в Гражданскую...» Сама не ожидала, что так быстро получу ответы на эти вопросы. Встретились с внуком Георгия Ивановича, пригласили в дом. Беседовали с полчаса, спрашиваю: «Ваш дед выжил в Первую мировую?»,  «Конечно, вот фотография ему уже лет 80!». Обрадовалась как за родного, бывает же и не в сказке счастливый конец. А теперь, Василий Семенович, поподробнее...       

Воспоминания жителя х. Фадеевский потомственного казака Лукьянова Василия Семеновича.

Прадеда моего звали Лукьянов Иван Дмитриевич. Лукьянов Георгий Иванович это мой дед, казак станицы Пшехской, участник Первой мировой войны, Георгиевский кавалер. Знаю, что у деда было еще два брата, но имен не помню. У Георгия было три сына: Семен, Константин и Николай. Мой отец, Лукьянов Семен Георгиевич женился на Фурсовой Наталье Павловне. Отец Натальи, казак станицы Пшехской, Фурсов Павел, участник Первой мировой войны. В Гражданскую воевал за белых и был убит под Армавиром. Тело его привезли и был он похоронен на Пшехском кладбище.
  
У Семена и Натальи было шесть сыновей: Василий - это я, Николай, Петр, Георгий, Александр, Виктор и дочь Тамара. Николай Семенович проживал в г.Белореченске, уже умер. В Белореченске проживает теперь правнук Георгиевского кавалера Лукьянова Георгия Ивановича, Лукьянов Николай Николаевич, у которого и хранилось фото прадеда1913 года.  Второй сын Георгия Ивановича, Константин умер в Азербайджане, куда вывез свою семью, скрываясь от красного террора. Третий сын Николай закончил школу снайперов в Баку. Воевал в Великую Отечественную войну, пропал без вести.

Мои родители рассказывали мне, что дед наш Георгий Иванович сажал Пшехский парк. Перед Атаманским правлением был плац, где устраивали смотр войск. Вокруг церкви, вся территория была для тренировки казаков. Именно в том углу, где теперь дискотека рубили лозу, проводили тренировки с шашкой.

Про казаков мне отец говорил, у мужика нет земельного надела, нет разрешения на оружие, нет боевого коня, это привилегия казаков. Казак числился до 55 лет на службе и получал пособие от государства, даже когда не велись боевые действия. Казак всю жизнь на службе.

Мать рассказывала мне о красном терроре. Ночью красные по станице облаву устроили. Деда предупредили и он приказал семье выйти ночью в определенное место, ждать его. Там он их забрал, на лошадях вывез сначала к Котовой балке, сейчас около этого места расположен х.Фадеевский. Там уже много Пшехских казаков собралось, на «Дунькином лобке», так до сих пор называют место возле балки. Стали думать, что делать, но им сообщили, что в Пшехской за речкой около рва порубили наших. Ров проходил там, где Виктор Коцарев живет, где-то там.  Наш хуторянин с Фадеевского - Кориневский, очень хорошо знал от своих, что догнали наши казаки этих красных калмыков и порубили, там где сейчас пос.Южный. Потом разъехались кто куда.                                                      

Когда за речкой казаков рубили, мой двоюродный дядька спасся, выполз под гору на казачьи наделы, там его наши и нашли. Долго прожил он, с кривой шеей ходил. Новая власть в годы красного террора зверствовала в станице. Мать рассказывала, дом у них тогда в третьем районе был, по улице Вольной. Заскочили красные: «Где казаки спрятались?». Мать сказала, что никого не видела, хотя знала, что они у нас в кукурузе, в огороде. Поймали они все-таки двух молодых казаков, закололи штыками, и костер из них сделали. В станице много было Лукьяновых, но от этого ужаса убежали, кто успел. Время было такое лишь бы детей спасти...

В Комсомольской, знаю, тоже родня была. Поздняков Николай мне троюродный брат, а так толком не знаю.  Дед, Георгий Иванович сумел спасти свою семью. Жил в Азербайджане, иногда приезжал, но вернуться сюда не смог. Вернулись в Пшехскую сыновья. Семен переехал на хутор Фадеевский. У нас фото есть, где деду Георгию Ивановичу уже лет 80. Крепкий был казак, прожил долгую жизнь. Когда он умер, бабушка не уехала, осталась там, чтобы рядом похоронили. Там они и похоронены в городе Закаталы: дед Георгий, бабушка и сын их Константин. Названный в честь деда мой брат Георгий Семенович Лукьянов, военный в отставке, подполковник, был в станице Пшехской атаманом примерно три года. Я капитан в отставке.

 

Записала Галина Юсупова, газета «Белореченская правда» №46 от 13 ноября 2014 года

На фото: Сидит справа Георгиевский кавалер Лукьянов Григорий Иванович казак станицы Пшехской. Фото1913 года перед войной