А.Л. Цимцба,
кандидат исторических наук, доцент
кафедры социально-гуманитарных
дисциплин Академии ИМСИТ

Присоединив к середине XIX в. Кавказ, Российская империя включила в свои пределы стратегически важный во всех отношениях край, который до этого пытались безуспешно покорить многие великие державы. Однако оформление политического господства над горцами ещё не означало, что Кавказ стал окончательно российским. Силовое решение проблем, возникавших в Абхазии, Кабарде, Черкесии, Осетии, в горах Чечни и Дагестана, не способствовало сближению горцев с Россией.

В столь сложное время царская администрация начинает изыскивать новые средства для укрепления своего влияния в регионе. Главным союзником и проводником политики царизма в этот период была Русская православная церковь. Итог объединения усилий светской и духовной властей – образование «Общества восстановления православного христианства на Кавказе».

Идея учреждения «Общества…» (ОВПХК) принадлежала князю Александру Ивановичу Барятинскому. Он занимал с 1856 по 1862 год высокий пост царского наместника на Кавказе. В 1857 г. князь представил Александру II через начальника главного штаба Кавказской армии генерал-адъютанта Милютина записку «О положении христианской веры между горными племенами Кавказа». В ней изложены аргументы о необходимости учреждения «Общества…», его цели и задачи (Платонов А.И. Обзор деятельности Общества восстановления православного христианства на Кавказе за 1860–1910 гг. – Тифлис, 1910. С. 91.).

Проанализировав, как на протяжении столетий менялись религиозные взгляды народов Кавказа, А.И. Барятинский пришёл к выводу: ещё несколько веков назад многие горцы – абхазы, адыги, осетины, народы Дагестана и Чечни – исповедовали христианскую религию и она была «господствующей в Кавказских горах» (РГИА. Ф. 796. Оп. 139. Д. 82. Л. 7.). Ислам же для горцев был верой патриотической – символом и знаменем их независимости, в которой для кавказца заключалось всё, чем мила ему жизнь. Князь подчеркивал: в середине XIX в. религиозные понятия осетин, абхазов, хевсуров, сванов представляли странную смесь христианства, мусульманства и язычества. В религиозном противостоянии православной России и мусульманских народов Кавказа они оставались нейтральными, не сочувствовавшими ни одной, ни другой стороне. Учитывая, что у этих народов сохранились элементы христианства, необходимо было осознать всю важность процесса восстановления в горах православия для укрепления влияния России в регионе.

Наместник предлагал для достижения этой цели следовать не путем разрушения, уничтожения и истребления, как это происходило на протяжении почти ста предшествовавших лет, «но с оружием христианства, со словом Евангельской любви и милосердия», неся горцам знания, новые приёмы хозяйствования, знакомя их со всеми положительными сторонами жизни Российского общества (О действиях высочайше утвержденного Общества Восстановления православного христианства на Кавказе. – СПб., 1861. С. 1.).

Светлейший князь считал: необходимо восстановить древние, высоко почитаемые в своё время, церкви, храмы и монастыри. Подготовить священнослужителей, которые владели бы кавказскими языками, перевести священное писание. Главное, чтобы христианство воспринималось не как средство угнетения, а как проявление покровительства России.

А.И. Барятинский считал, что для реализации этой идеи на Кавказе необходимо организовать особое братство, в деле учреждения которого большую помощь правительству может оказать «союз частных лиц» с целью поддержания и распространения христианского учения среди кавказских народов (РГИА. Ф. 796. Оп. 139. Д. 82. Л. 12.).

За короткое время была разработана структура и основные направления деятельности предполагаемого братства, которое предлагалось назвать – братство «Воздвижения Святого Креста». В него могли войти лица обоего пола, различного положения и состояния, обязанные ежемесячно вносить определённую сумму на содержание духовенства, просвещение местного населения, сооружение и обновление церквей, а также прочие расходы.

Члены братства делились на четыре разряда – в зависимости от суммы ежегодного взноса. Для каждого разряда устанавливался соответственный особый знак. Намечалось по всей России открыть ежегодную подписку; один из членов Императорской фамилии брал братство под свой патронаж. А.И. Барятинский считал, что для большей пользы делу восстановления христианства Главное управление братства должно находиться на Кавказе – под председательством наместника кавказского и вице-председательством экзарха Грузии, митрополита Картлийского и Кахетинского.

Предусматривалось, что оно должно уделять основное внимание таким вопросам как: а) учреждение при семинариях и других учебных духовных заведениях особых классов для образования духовных лиц и изучения кавказских языков; б) сооружение и содержание церквей; в) просвещение детей горцев, открытие при церквах и монастырях школ; г) перевод на языки народов Кавказа церковной и прочей полезной литературы. Главное управление должно было ежегодно представлять отчёт, подлежащий опубликованию.

Со временем предполагалась возможность расширения границ деятельности братства, которое могло обратить взоры и на другие, нуждающиеся в просвещении регионы (РГИА. Ф. 796. Оп. 139. Д. 82. Л. 14.).

Таковы были предложения и представления наместника кавказского по организации «Общества восстановления православного христианства на Кавказе».

В непростой ситуации А.И. Барятинский призывал православных русской земли любовью, просвещением, высоконравственными идеями и поступками «покорять» седовласый Кавказ.

Ознакомившись с представленной наместником кавказским запиской, император Александр II выразил мнение: «Предмет этот нахожу весьма важным, но Мне кажется, что можно того же достигнуть без учреждения подобного братства… Записку можно внести в Кавказский комитет» (Платонов А.И. Указ. соч. С. 99.).

В течение последующих двух с половиной лет разрабатывался вопрос учреждения Общества. В его решении приняли участие, помимо императора Александра II и князя А.И. Барятинского, митрополиты Новгородский и Санкт-Петербургский, статс-секретарь граф Д. Блудов, Святейший синод, Кавказский комитет, местные церковные и гражданские деятели.

На заседании 14 декабря 1857 г. Кавказский комитет заслушал предварительную записку наместника кавказского и «признал полезным учредить в Санкт-Петербурге особое Общество для поддержания Православия в Кавказских горах». Святейшему синоду поручалось оказать содействие и помощь. Комитет посчитал необходимым организовать в церквах по всей России сбор пожертвований на строительство в пределах Кавказа православных церквей (РГИА. Ф. 796. Оп. 139. Д. 82. Л. 4, 5.). Святейший синод изъявил готовность во всём содействовать организуемому Обществу, однако из-за отсутствия средств отказал в учреждении даже минимального денежного пособия (Платонов А.И. Указ. соч. С. 99.).

Наместнику Кавказскому поручалось заняться составлением устава Общества, объявлением о сборе пожертвований на устройство православных церквей. Окончательно согласованные документы были представлены на утверждение императора (По предложениям Наместника кавказского об учреждении Общества восстановления православного христианства на Кавказе. – Тифлис, 1858. С. 11.).

В сентябре 1858 г. князь А.И. Барятинский представил проект воззвания и проект устава Общества. В нём были обозначены следующие основные положения:
1. Главное управление делами Общества должно располагаться в Тифлисе, центре административного округа. «Перенесение этого направления в Санкт-Петербург имело бы величайшие неудобства, разделяя на огромное пространство высшее направление действий Общества от самого места этих действий, неминуемо произвело бы прежде всего медленность в делах, потом огромную и бесполезную переписку и, наконец, множество недоумений и затруднений в практическом отношении». С учреждением его в Тифлисе правительство избежит подобных проблем.
2. Для членов Общества следует учредить особый знак, с разделением его на четыре разряда, с соответствующим каждому разряду годовым взносом.
3. Помимо членских взносов Общество по мере надобности должно делать воззвания к пожертвованиям.
4. Действие Общества ограничивается сроком до трёх лет (РГИА. Ф. 796. Оп. 139. Д. 82. Л. 19–21.).

При обсуждении устава возникло немало вопросов. Участниками обсуждения сделаны замечания по наименованию Общества, по внутренней организации, основным направлениям его деятельности и о пределах функционирования.

По мнению митрополита Филарета, центром Общества необходимо было сделать Санкт-Петербург, а по епархиям могли быть образованы его отделения (РГИА. Ф. 797. Оп. 52. 3 Стол. II. Отд. Л. 284–286; По предложениям Наместника кавказского об учреждении Общества восстановления православного христианства на Кавказе. – Тифлис, 1858. С. 33–35.).

Согласившись с некоторыми замечаниями митрополита Филарета, граф Д. Блудов прибавил к ним несколько дополнений: по предполагаемому знаку отличия и по тому, на какой срок организовать данное общество (РГИА. Ф. 797. Оп. 52. 3 Стол. II. Отд. Л. 287.).

Предложения и замечания, сделанные деятелями Русской православной церкви и светскими чиновниками, были представлены наместнику Кавказа.

Князь А.И. Барятинский, выразив глубокое уважение митрополиту Филарету и графу Д. Блудову, отметил, что предложения, сделанные ими, несомненно, приведут к желаемому всеми положительному результату.

Представленные замечания наместник Кавказа разделил на два ряда: основные, от которых зависит успех дела, и второстепенные, принятие или непринятие которых не могло иметь решающего значения.

Рассматривая вопрос о названии Общества, Барятинский отвечал, что следует решить: должно ли оно только восстанавливать или распространять христианство. Внимательно обсудив этот пункт, наместник Кавказа совместно с Киевским митрополитом Исидором и экзархом Грузии Евсевием пришли к убеждению: наименование «Общество восстановления православного христианства на Кавказе» вполне соответствует самой сути дела.

Что касается мысли митрополита Филарета о пребывании главного управления Общества в Санкт-Петербурге, князь А.И. Барятинский подтверждал выраженное им прежде убеждение: оно должно находиться для пользы дела в Тифлисе (РГИА. Ф. 797. 3 Стол. II. Отд. Л. 289.).

Мнение же графа Д. Блудова о знаке отличия вполне согласовывалось с предположением князя Барятинского. Князь разделял высказанное Д. Блудовым мнение: даже за три года упорной деятельности положительного результата в подобном деле достичь невозможно. Наместник Кавказский считал, что этот пункт не столь важен, и, возможно, это определение следует вовсе исключить (Там же С. 47.).

Внимательно рассмотрев и изучив предложения и замечания, правительство утвердило проект устава Общества, предложенный князем А.И. Барятинским.

28 января 1860 г. Александр II рассмотрел представление и признал полезным образовать «Общество восстановления православного христианства на Кавказе». Так как для успешной деятельности Общества необходимо иметь определённые денежные средства, Александр II дал указания организовать повсеместно в церквах особые кружки для сбора пожертвований на восстановление православия в Кавказских горах. По распоряжению императора, Святейший синод издал постановление об учреждении повинностей во всех церквах страны. С марта в церквах России выставлялись кружки для сбора денег – с подписью «На восстановление Православия на Кавказе» (РГИА. Ф. 796. Оп. 139. Д. 82. Л. 32, 33, 38.).

9 июня 1860 г. в Царском Селе на имя наместника кавказского князя Барятинского была дана грамота императора Александра II, по которой учреждалось «Общество восстановления православного христианства на Кавказе». В ней, в частности, говорилось:

«С покорением Кавказа, желая действовать к восстановлению в этом крае православия, но действовать путем убеждений, распространяя в горах слово Евангелия, Мы признаём полезным призвать к участию в этом великом деле всех ревнителей православия. Учреждая с этой целью особое Общество под названием «Общество восстановления православного христианства на Кавказе», Её Императорское Величество, Любезная Супруга Наша Государыня Императрица Мария Александровна, ревнуя успехами православия на Кавказе, принимает это Общество под Своё особое покровительство».

Наместнику Кавказскому поручалось перед началом деятельности Общества произвести соответствующие распоряжения. Император желал, чтобы под руководством А.И. Барятинского организуемая миссия успешно продвигалась к поставленной цели (Отчет ОВПХК за 1890 г. – Тифлис, 1891. С. 13–14.).

К грамоте был приложен и проект воззвания к русскому народу, одобренный императором (Платонов А.И. Указ. соч. С. 101.).

1 июня 1860 г. начало свою деятельность учрежденное в Тифлисе Общество восстановления православного христианства на Кавказе – под непосредственным ведением наместника кавказского и преосвященного экзарха Грузии Архиепископа Картлийского и Кахетинского (РГИА. Ф. 796. Оп. 139. Д. 82. Л. 79.).

Перед Обществом ставилась цель – направить силы и средства на восстановление православного христианства среди народов Кавказа, используя то, что православная вера содействовала единству России, имела свойства объединения, могла «просвещением разума сделать мирных и верных граждан из вооружённых врагов церкви и Российской державы» (О действиях высочайше утвержденного Общества Восстановления православного христианства на Кавказе. – СПб., 1861. С. 2. РГИА. Ф. 796. Оп. 139. Д. 82. Л. 78.).

Основные задачи Общества – сооружение и содержание церквей и состоящего при них духовенства, открытие при церквах, в аулах, сёлах, деревнях школ для просвещения детей из горских семей, открытие с этой же целью особых классов при семинариях и других учебных заведениях духовной направленности, распространение миссионерской деятельности, составление письменности для горских народов, перевода на местные языки священных книг и другой служебной литературы, а также подготовка православных священнослужителей из местного населения (РГИА. Ф. 796. Оп. 139. Д. 82. Л. 83, 92–93.).

Средства для достижения поставленных целей и задач – материальная поддержка всех желающих успеха этому богоугодному начинанию, посильная помощь со стороны различных сословий Российского государства (РГИА. Ф. 796. Оп. 139. Д. 82. Л. 90–91.).

Первыми мероприятиями, намеченными наместником кавказским по соглашению с экзархом Грузии митрополитом Евсевием по организации работы миссии, были: образование прежде всего центральных органов Общества – Главного управления и канцелярии. Но так как по уставу, состав Совета образовывался из членов Общества, а последнее к 3 сентября 1860 г. «ещё не составилось», был создан Временный комитет. Он должен был разрешить первоначальные вопросы: на какие местности Кавказа должны быть обращены действия Общества, какие меры, определённые уставом, должны быть в начале приведены в действие (О действиях высочайше утвержденного Общества Восстановления православного христианства на Кавказе. – СПб., 1861. С. 11.)?

В состав Временного комитета вошли: князь А.И. Барятинский – председатель, экзарх Грузии Евсевий, член совета наместника А. Фадеев, действительный статский советник Инсарский (на которого было возложено делопроизводство Комитета), а с 1861 г. – и протоирей Иоаким Романов (Платонов А.И. Указ. соч. С. 115.).

Из-за неопределённости с денежными средствами предложенный наместником Кавказским штат канцелярии Совета Общества, состоявший из правителя дел, двух производителей, бухгалтера, контролёра, казначея, архитектора, двух старших писцов и двух младших, утверждён не был (Там же. С. 116.).

После принятия устава Барятинский представил императору проект эскизов, знаков для членов миссии; обратился с просьбой к вице-президенту Академии художеств князю Г.Г. Гагарину о составлении проекта дипломов для её членов. 25 декабря 1860 года эскизы знаков одобрены Александром II.

Приступив к работе, Временный комитет принял решение ввести в состав Общества Осетинскую духовную комиссию (учреждена в 1771 г.), так как цели у них были тождественны. Для дальнейшей деятельности Комитет признал необходимым обратить внимание на восстановление и упрочение христианства в тех местах Кавказа, где оно ещё не угасло: в Самурзакане (Южная Абхазия), в Сванетии, в Южной Осетии и в Тушино-Пшаво-Хевсурском районе Грузии.

Относительно вопроса о том, какие действия следует предпринять на первом этапе, Кавказский комитет определил: в деле восстановления православного христианства на Кавказе следует обратить внимание на те меры, которые могут возбудить в горцах сознательное расположение к христианству. Чтобы утвердить в горцах основы православной веры, необходимо было распространить грамотность среди народов, населявших этот край, направить к ним достойных проповедников христианской религии.

Царская администрация объявила основной целью Общества восстановление христианства среди народов Кавказа, задачами – сооружение и содержание церквей, учреждение при церквах школ, проведение миссионерской деятельности среди горцев и создание для них письменности, перевод на кавказские языки Священного Писания и богослужебных книг (О действиях высочайше утвержденного Общества Восстановления православного христианства на Кавказе. – СПб., 1861. С. 12.).

Величественные храмы и древние монастыри, торжественно проводимые в них богослужения оказывали содействие в утверждении христианской веры в умах людей, вернувшихся в лоно православной церкви. Такая цель могла быть достигнута только тогда, когда священнослужители проповедовали бы христианские каноны на понятном и доступном для каждого горца языке. Самый великолепный храм может действовать только на воображение народа, но никак не на его сознание. Точно так же ребенок, посещающий церковно-приходскую школу, не может прочно усвоить материал, если обучение будет идти не на родном языке.

Несмотря на красивые и отчасти правильные заявления чиновников, неоспоримым оставалось то, что главной целью, преследуемой Российской империей на Кавказе, являлось окончательное покорение и усмирение кавказских народов. Существенную помощь самодержавию в реализации этой важнейшей задачи и оказывало духовенство – в том числе, в лице «Общества восстановления православного христианства на Кавказе», явившегося важнейшим инструментом в политике России на Кавказе.


Сборник материалов IX международной научно-практической конференции «Федор Андреевич Щербина, казачество и народы Северного Кавказа: история и современность» (г. Краснодар, 27 февраля 2009 г.). – Краснодар: ИМСИТ,2009.