А.Л. Цимцба,
кандидат исторических наук,
доцент Академии ИМСИТ




В конце XX – начале XXI вв. в образовавшихся независимых государствах, бывших республиках Советского Союза проявляется большой интерес к духовному возрождению народов, что вызывает необходимость исследования деятельности дореволюционных общественных и религиозных организаций. Этот процесс, то есть изучение и осмысление наследия прошлого, закономерен, так как без знания своего прошлого невозможно построить достойное будущее.

Современная неоднозначная политическая, экономическая и религиозная ситуация на Кавказе, и в Абхазии в частности, требует осторожного, а главное – объективного подхода к исследованию общих и частных проблем региональной истории, в том числе и религиозных воззрений народов региона.

Проводником политики царизма в Абхазии в XIX в., помимо российского ставленника, владетельного князя, являлась и Русская православная церковь. Однако её деятельность (в 1831 г. в Абхазии была открыта христианская миссия, в край направлен православный миссионер, а в 1850 г. учреждена Абхазская архиерейская кафедра) была признана правительством невыразительной. Население княжества продолжало придерживаться религиозных представлений своих предков. Абхазы в большей степени оставались язычниками, нежели христианами или мусульманами.

Духовенство Абхазии, состоящее в основном из русских, грузин и мегрелов, не владевших к тому же языком народа Абхазии, не знавшее местных обычаев и устоев жизни абхазов, не могло привлечь население края к православной церкви. Недовольство по поводу деятельности миссионеров и ее результатов выражал генерал Д.И. Святополк-Мирский: «По недостатку у нас нравственных элементов для такой деятельности все наши попытки в этом деле имеют какой-то характер, смею сказать, недостойный такой высокой цели, и поэтому вместо успеха возбуждают часто лишь справедливые нарекания и ненависть» [3, с. 11].

По этой причине царское правительство возложило миссионерскую и просветительскую деятельность на учрежденное в Тифлисе в 1860 г. Общество восстановления православного христианства на Кавказе. Абхазская архиерейская кафедра была упразднена в 1869 г.

Общество было организовано по инициативе Наместника Кавказского, князя А.И. Барятинского. Предварительно ознакомив Экзарха Грузии, митрополита Картлийского и Кахетинского, он в 1857 г. на имя Кавказского Комитета представил докладную записку, в которой были изложены аргументы в пользу учреждения Общества, намечены его цели и задачи [23, с. 4].

Главная цель Общества заключалась в восстановлении среди народов Кавказа православной христианской веры, а из вооруженных врагов православной церкви и русского государства путем просвещения предстояло сделать мирных и верных граждан [5, с. 2].

Основными задачами Общества определены: сооружение и содержание церквей и причтовых домов, устройство и наём помещений для духовенства; учреждение школ при церквах; составление письменности для горских народов и перевода на их языки священной литературы; подготовка православных священнослужителей [5, с. 2, 12].

За время своего существования Абхазская миссия Общества восстановления православного христианства на Кавказе столкнулась со многими проблемами в своей деятельности. Но, несмотря на все трудности, большинство поставленных задач Общество выполнило.

С момента учреждения Общество активно включилось в работу по созданию письменности для горских народов. В 1862 г. лингвист-востоковед П.К. Услар издал грамматику абхазского языка и на ее основе составил абхазский алфавит. Дальнейшую работу над разработкой абхазской письменности продолжила организованная Обществом восстановления православного христианства на Кавказе комиссия под руководством И.А. Бартоломея. В нее входили: Д.А Пурцеладзе, В.Г. Трирогов, образованные абхазы: священник И. Гегиа, прапорщик Г.Д. Курцикидзе, дворянин С. Эшба. Немалую помощь комиссии оказали князья К.Г. и Г.А. Чачба (Шервашидзе). Итог деятельности комиссии – издание в 1865 г. в Тифлисе первого абхазского букваря. На протяжении тридцати лет он был единственным абхазским учебником и сыграл важную роль в развитии просвещения в Абхазии [1]. В 1862 г. на переводческое дело Общество израсходовало 5 382 рубля, а в 1866–1867 гг. сумма увеличилась с 3 891 рубля до 5 600 рублей.

Создание абхазской письменности, составление грамматики и азбуки заложило основы распространения грамоты среди населения Абхазии, способствовало проникновению христианства в души и умы абхазов. Поначалу на абхазский язык переводилась исключительно богослужебная литература. В 1892 г. образована абхазская переводческая комиссия, цель которой – перевод на абхазский язык богослужебных книг и учебных пособий для школ. Общество оказывало материальную помощь комиссии, например в 1909 г. на переводческое дело выделено 9 000 рублей [2, 21].

В восстановлении христианской веры на Кавказе и в Абхазии царская администрация признала школу основным средством распространения православия в крае. На всей территории края Абхазская миссия Общества восстановления православного христианства на Кавказе организовала сеть церковно-приходских школ. Школы миссии первоначально были учреждены в Самурзаканской Абхазии¸ в селах Окум, Саберио, Дихазурга, а затем и в других селах краях – Лыхны, Гуп, Дранда¸ местечке Очамчира, при Новоафонском Симона Кананита монастыре, а также других деревнях. Учащиеся получали знания по арифметике, истории, географии, пению, русскому языку. При школах создавались и профессиональные отделения по пчеловодству, полеводству, шелководству, ремесленным делам, устраивались виноградники, огороды, фруктовые сады [13, 28].

Таким образом, помимо теоретических знаний, Общество старалось передать учащимся через школы полезные практические навыки. С ростом числа школ увеличивались и средства, отпускаемые на их содержание. В 1874 г. эта сумма возросла до 4 425 рублей [6, с. 31]. Многие выпускники по окончании церковно-приходских школ поступали в различные учебные заведения Российского государства [12].

Абхазы с благодарностью относились к людям, передававшим народу свои знания, оказывали посильную помощь в устройстве школ и создаваемых при них приютов. Народ Абхазии сознавал значимость образования. На встречах со священнослужителями абхазы заявляли: они «не желают более быть похожими на бесплодное дерево, но для этого им нужно учиться» [4, с. 69].

Церковно-приходские школы Абхазской миссии Общества восстановления православного христианства на Кавказе в целом сыграли положительную роль в просвещении абхазского народа. Через них прошли многие абхазы, составившие в конце XIX – начале XX в. цвет абхазской интеллигенции.

Большое значение ОВПХК придавало восстановлению в Абхазии древних, известных на всем Кавказе храмов: Бедийского, Драндского, Лыхненского, Моквинского, Пицундского. Общество содействовало возведению новых церквей и проведению ремонтных работ для восстановления старых церковных сооружений в Абхазии. Оно оказывало помощь возведению Сухумского кафедрального собора, помогало в строительстве Новоафонского Симона Кананитского монастыря в местечке Псырцха, содействовало открытию церквей во многих селах Сухумского отдела: Калдахвара, Блабурхва, Бармыш, Мгудзырхва, Дурипш, Гудава, Гуп, Гал, Окум, местечках Очамчира и Ткварчал и многих других населенных пунктах Абхазии. [18, с. 24, 26; 19, с. 39, 41; 20, с. 22, 28].

Восстанавливая, строя и реставрируя храмы, Абхазская миссия Общества восстановления православного христианства на Кавказе через своих миссионеров вела пропаганду христианского вероучения по всей Абхазии, стремясь вернуть абхазов в лоно православной церкви. Проповедники православия посещали абхазские деревни, на сельских сходах, в частных беседах с абхазами излагали историю христианства в Абхазии, объясняли и разъясняли основные идеи и значения христианской религии, проводили богослужения в храмах Сухумского отдела.

Такая миссионерско-просветительская деятельность Общества встречала в Абхазии серьезные препятствия.

Отдельные представители православной церкви в своей алчности ни в чем не уступали некоторым нечистым на руку чиновникам, стремясь обогатиться за счет прихожан. Крестьянин из села Дурипш рассказывал: «Пользуясь темнотой тому нашей, стали они изощряться, как бы извлечь от нас доходы, казенного жалования им было мало» [4, с. 47].

Неблаговидное поведение таких православных священнослужителей стремились использовать турецкие муллы и эмиссары, наводнившие Абхазию. Имея свободный доступ к жителям края, они старались распространять идеи мусульманства, добивались у властей разрешения на строительство мечетей. А.И. Чукбар писал, что турки, «пользуясь родственными связями, знакомством, торговыми отношениями …вели усиленную пропаганду ислама среди абхазов … в каждом абхазском селе можно было встретить от 10 до 30 турок… Для каждого турка, будь то мулла или простой неграмотный, считается священным долгом проповедовать ислам, и каждый турок уже знает все, что нужно говорить о своей вере» [29, с. 12].

Другими причинами, препятствовавшими деятельности Абхазской миссии ОВПХК, на которые в своих отчетах обращали внимание миссионеры Общества и сухумские благочинные, были: слабое материальное обеспечение абхазского духовенства, малообразованность духовенства Сухумского округа, недостаток благоустроенных и благоукрашенных церквей, отсутствие хорошо подготовленных священнослужителей из природных абхазов, совершение в большинстве абхазских приходов богослужения на непонятном для местного населения русском или грузинском языках, энергичное противодействие христианской проповеди со стороны мулл, отрицательные последствия Русско-турецкой войны 1877–1878 гг., оказавшие большое влияние на религиозное настроение народа, неблагоприятные климатические условия в Абхазии, в которых приходилось жить и трудиться священнослужителям, разбросанность абхазских сёл [24, с. 19].

Политические события начала XX в. – Первая мировая война, Февральская, а затем Октябрьская революции в России – послужили причинами, по которым Абхазская миссия Общества восстановления православного христианства на Кавказе вынуждена была прекратить свою деятельность. Поставленная перед Обществом главная цель – восстановление православной веры на Кавказе – осталась не до конца выполненной. Но в жизни абхазского народа миссия оставила заметный след: из ее недр вышли известные деятели абхазской литературы, искусства и политики. Абхазы познакомились с мировой культурой, с произведениями великих прозаиков и поэтов, классиков русской и зарубежной литературы. Абхазский народ через русскую культуру соприкоснулся с новыми взглядами и идеями современного ему мира, приобщился к великой европейской культуре. Перед ним открывался ларец мировой цивилизации.

Анализируя деятельность Абхазской миссии ОВПХК, можно сделать следующие выводы:
1. Несмотря на то, что создание Общества восстановления православного христианства на Кавказе было вызвано преимущественно политическими причинами, в последующей своей деятельности оно оказало большое влияние на культурное развитие народов Кавказа.
2. Абхазская миссия ОВПХК на протяжении всего своего существования уделяла особое внимание восстановлению древних храмов и монастырей (Пицундский, Моквинский, Драндский), возведению новых (в Новом Афоне).
3. По всей Абхазии открывались церковно-приходские школы, сыгравшие положительную роль в просвещении абхазского народа.
4. Из недр Абхазской миссии вышли известные деятели абхазской литературы, искусства и политики – А.И. Чукбар, Н.А Лакоба и другие. Абхазы познакомились с мировой культурой, с произведениями великих писателей, классиков русской и зарубежной литературы. Абхазский народ через русскую культуру соприкоснулся с новыми взглядами и идеями современного ему мира, приобщался к великой европейской культуре.
5. Многие поставленные задачи Общество восстановления православного христианства на Кавказе претворило в жизнь. Однако главная цель осталась невыполненной.
Духовная культура – важнейший компонент в жизни народа и сегодня. Практика борьбы за овладение душами людей приобретает первостепенное значение. Знание традиций и обычаев каждого народа, его истории и культуры позволят человечеству избежать исторических ошибок и прийти к единственно правильному выводу – о необходимости уважительного отношения к судьбам каждого народа и духовной культуре каждого человека в отдельности.


Список использованных источников

1. Введение письменности у кавказских горских народов // Кавказ. – 1892. № 70.
2. Дамения И.Х. Россия. Абхазия. Из истории культурных взаимоотношений в XIX–XX вв. – СПб., 1994.
3. Дзидзария Г.А. Махаджирство и проблемы истории Абхазии XIX столетия. – Сухум, 1975.
4. Дзидзария Г.А. Формирование дореволюционной абхазской интеллигенции. – Сухум, 1976.
5. О действиях высочайше утвержденного Общества Восстановления православного христианства на Кавказе. – СПб., 1869.
6. Отчет ОВПХК за 1862 1863 гг. Тифлис, 1865.
7. Отчет ОВПХК за 1868 г. Тифлис, 1869.
8. РГИА Ф. 799. Оп. 13. Д. 101. Л. 3–5.
9. Отчет ОВПХК за 1869 г. Тифлис, 1870.
10. Отчет ОВПХК за 1869 г. Тифлис, 1870.
11. Отчет ОВПХК за 1872 г. Тифлис, 1873.
12. Отчет ОВПХК за 1874 г. Тифлис, 1875.
13. Отчет ОВПХК за 1876 г. Тифлис, 1882.
14. Отчет ОВПХК за 1877 г. Тифлис, 1881.
15. Отчет ОВПХК за 1879 г. Тифлис, 1883.
16. Отчет ОВПХК за 1890 г. Тифлис, 1891.
17. Отчет ОВПХК за 1891 г. Тифлис, 1893.
18. Отчет ОВПХК за 1892 г. Тифлис, 1894.
19. Отчет ОВПХК за 1893 г. Тифлис, 1895.
20. Отчет ОВПХК за 1896 г. Тифлис, 1899.
21. Отчет ОВПХК за 1898–1901 гг. Тифлис, 1903.
22. Платонов А.И. Обзор деятельности Общества восстановления православного христианства на Кавказе. – Тифлис, 1910.
23. По предложениям Наместника Кавказского об учреждении Общества восстановления православного христианства на Кавказе. – Тифлис, 1858.
24. РГИА. Ф. 796. Оп. 442. Д. 2484. Л. 9.
25. РГИА Ф. 799. Оп. 13. Д. 101. Л. 19.
26. РГИА Ф. 799. Оп. 13. Д. 113. Л. 2.
27. РГИА. Ф. 1268. Оп. 16. Д. 111. Л. 3.
28. РГИА. Ф. 803. Оп. 2. Д. 1520. Л. 7об. РГИА. Ф. 803. Оп. 2. Д. 465. Л. 1.
29. Чукбар А.И. Когда освободимся? // Сотрудник Закавказской миссии: Журнал-приложение к газете «Сухумский листок объявлений». – Сухум. 1915. № 9.



Источник: Научно-творческое наследие Фёдора Андреевича Щербины и современность: сборник материалов XII международной научно-практической конференции «Научно-творческое наследие Фёдора Андреевича Щербины и современность», г. Краснодар, 27 февраля 2012 г. / редколлегия: С.Н. Якаев и др. – Краснодар: ИМСИТ, 2012г. Тираж 150 экземпляров.