Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

1918 г. Войска краевого правительства оставили Екатеринодар

«В феврале пал Дон, большевистские силы приближались к Екатеринодару. Настроение в нем упало окончательно», - писал в мемуарах генерал Антон Деникин.

К 28 февраля уже по всей Кубани и Черноморью была установлена Советская власть, кроме… Екатеринодара.

«При создавшихся условиях длительная оборона Екатеринодара не имела бы действительно никакого смысла», - отмечал Деникин. Тем не менее, оставление Екатеринодара войсками краевого правительства генерал считал «вопросом не столько военной необходимости, сколько психологии».

Когда красногвардейские отряды подошли непосредственно к городу и здесь стал слышен все более отчетливо грохот снарядов, краевое правительство, совместно с казачье-горской фракцией Кубанской казачьей Рады постановило покинуть Екатеринодар и уйти в горы, чтобы не подвергать «опасности борьбы городское население» и избежать артиллерийского обстрела города, а также ссылаясь на то обстоятельство, что население края «не смогло защитить своих избранников».

28 февраля в 7 часов вечера отряд вышел из Екатеринодара…

В составе отряда насчитывалось 2500 пехотинцев и 800 всадников при 12 орудиях и 24 пулеметах. Кроме того, за отрядом следовало около 2000 беженцев. В обозе везли казну – два с половиной миллиона рублей.

День, когда отряд покидал город, выдался, по воспоминаниям участников похода, солнечным и теплым.

«Интересное зрелище представляла эта людская масса, - писал начальник штаба отряда Фёдор Леонтович. – Как причудливо переплелись в ней состояния людей, их профессии, ранги. Как странно было видеть недавних горожан в непривычной для них обстановке военно-походной жизни, со всеми ее превратностями и лишениями.

Вот движется внушительного вида конная часть. Всадники – в бурках и высоких бараньих папахах; это отряд членов краевого правительства и рады. Впереди – председатель правительства Лука Быч. Ныне он в роли начальника отряда…

Вот небольшая группа всадников: впереди монументальная фигура председателя Государственной Думы Родзянко…

Дальше – картина Запорожья: отряд непокорных большевикам казаков-пашковчан, лучших сынов Кубани. В их рядах и седоусые «отцы Тарасы», и стройные юноши-сыны; у них и полное братство между всеми, и суровые законы войны. Ведет их одностаничник есаул Адамов…

Проходят отряды. Сначала «покровцы», «галаевцы», отряд полковника Улагая, затем отряд Лисивицкого, далее отряд учащихся среднеучебных заведений Екатеринодара – среди них попадаются дети – во главе с полковником Куликом.

Громыхают батареи; на передках и лафетах устроились семьи офицеров. Проходят… конные, пешие… Всюду мелькают отличительные белые повязки добровольцев...»

Среди этой почти шеститысячной массы людей 36 человек покидали Екатеринодар не по своей воле. Это были заложники-большевики (А.А.Лиманский, П.В.Асаульченко, И.И.Янковский, М.М.Карякин, Николай и Яков Полуяны и другие), которых генерал Виктор Покровский увозил с собой… 26 из них были потом расстреляны…


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Рейтинг@Mail.ru