В это время на Кубани совершалось действо, еще несколько лет назад показавшееся бы невероятным: шла кампания по «изъятию церковных ценностей». Из храмов изымались священные реликвии: их мерили на фунты и пуды и вместе с разным прочим «ломом» из драгметаллов отправляли в Москву… Формальной причиной столь беспрецедентной акции явилась борьба с голодом, достигшим к весне 1922 года своего апогея. В действительности подоплёка событий была иной.

Перед лицом голода патриарх Тихон еще осенью 1921 года специальным воззванием призвал верующих к пожертвованиям в помощь голодающим, и при содействии духовенства в короткий срок была собрана значительная сумма. Однако правящая партия искала не союзников, а врагов. Кампания по изъятию церковных ценностей задумывалась и проводилась как самостоятельная и последовательная акция богоборческого характера, направленная на ослабление Русской Православной Церкви.

По материалам комиссии Священного Синода на конец 1922 года через суд было расстреляно более двух с половиной тысяч человек белого духовенства… Операция по изъятию ценностей дала правительству Ленина 8 тысяч 400 тонн серебра. Однако на нужды голодающих оказалось использовано не более 0,6 процента вырученных средств.

В феврале 1922 года ВЦИК издал декрет об изъятии церковных ценностей. Постановлением Кубано-Черноморского областного исполкома была создана комиссия по учету, изъятию и сосредоточению ценностей из церковного имущества.

В газете «Красное знамя» были опубликованы архипастырское воззвание и протокол совещания благочинных Кубанской и черноморской епархии о поддержке действий (еще не начавшихся) по изъятию ценностей, что рассматривалось как акт «пожертвования». Публикация имела целью подготовить общественное мнение к предстоящим реквизициям в церквях.

Комиссией были получены секретные циркуляры из Москвы, уточнялись инструкции. «Замена ценностей хлебом и другими продуктами недопустима. Замена золотом, серебром равного качества допустима в отдельных случаях, - сообщали из

Центрального Комитета Комиссии помощи голодающим (под председательством Калинина). – Необходимо начинать изъятие с городов, богатых приходов, благоприятно настроенных, затем переходить в деревни, руководствуясь политическими соображениями». На Кубани «богатых приходов» имелось немало: более века в храмы поступали дары. Операция длилась около двух месяцев…

За это время церкви лишились того, что собиралось долгими десятилетиями. Когда-то Екатерина II прислала сюда «монаршие дары»; престарелый Мокий Гулик, первопроходец края, завещал церквам своё состояние. Путешественники, проезжавшие Екатеринодар, в своих записках неизменно отмечали традицию населения жертвовать в храмы ценности.

Изъятие ценностей было лишь прологом трагедии: вскоре (как говорили – «трудящимся») начнет «мешать» колокольный звон, затем потребуются помещения под «очаги культуры», после и стены храмов станут помехой!

Источник: Архив программы Виталия Гапоненко «Взгляд в историю» http://kuban.retroportal.ru/