В этот день в газете «Кубанские областные ведомости» был опубликован отчет санитарного врача 4-й части Екатеринодара о состоянии окраинного, «бедняцкого» района столицы Кубани – Дубинки.

«Дубинка, - писал он, - занимает довольно значительную площадь между реками Карасуном и Кубанью, представляя собою скорее пригородный поселок, чем часть города. Занятие большинства – земледелие». К январю 1896 года здесь проживало почти 10 тысяч человек, причем за пять последних лет население Дубинки увеличилось более чем в полтора раза за счет переселенцев из Харьковской, Полтавской и Екатеринославской губерний.

Рождаемость была высокой: на одну тысячу жителей 60 рождений, но показатели смертности достигали почти 52%, что объяснялось «сильным вымиранием» детей до двухлетнего возраста. Дети в быту дубинцев, по наблюдениям санитарного врача, были тяжелым бременем, большинство семейств обитало в крайней нищете, занимая обычно одну небольшую комнату, а нередко в таковой помещалось сразу две или три семьи вместе с детьми.

В этих переполненных людьми жилищах, сырых, с недостаточным количеством света, зачастую отделенных от сарая для скота дощатой перегородкой, воздух был настолько тяжел, что вошедший туда с трудом мог пробыть 15 – 30 минут…

На Дубинке не имелось ни одной бани, из учебных заведений было два училища – городское и церковно-приходское».

Что же касается неблагоустроенности улиц, особенно здесь, на окраине, то эта тема непременно присутствовала во всех дореволюционных описаниях города. Так, в отчете санитарного врача отмечалось: «Весной и осенью, когда выпадают в изобилии дожди, всякое движение по Дубинке, пешее и конное, становится крайне затруднительным вследствие отсутствия мостовых, переходов через улицы и тротуаров»