Когда несколько лет назад встал вопрос о назначении нового директора Новороссийского казачьего кадетского корпуса, лучшего в России, выбор однозначно пал на Юрия Постникова, на тот момент атамана Новороссийского районного казачьего общества. Имя Юрия Петровича было на слуху, он уже снискал авторитет не только у местного казачества, но и у руководителей города, и у рядовых новороссийцев – участием в Крымской весне, в активизации казаков в общественной жизни города, в обеспечении правопорядка, во многих новаторских шагах, в том числе строительстве храма. К тому же офицер-десантник, политработник, он лучшие годы своей жизни посвятил воспитанию солдат, молодежи. Кто, как не он мог быть стать директором, а правильнее было бы сказать – комкором, командиром корпуса кадет?

Военная косточка

Сколько себя Юрий Постников помнит с детства, столько и мечтал стать военным. Ведь профессия – героическая!

После окончания школы поехал поступать в Новосибирское высшее военно-политическое общевойсковое училище. Первая попытка успехом не увенчалась. Но со своими базовыми знаниями, полученными в школе, где всегда отменно учился, Юрий поступает в Барнаульский государственный университет, на филологический факультет. Увлекался литературой, неплохо писал, и сегодня мог бы вполне справиться с журналистской работой.

- Учусь, но понимаю, что не мое это, не мое, - вспоминает Юрий Петрович. – И года не доучился, забрал документы и вернулся в родную деревню. Родители, конечно, расстроились, но я решил пойти в армию, а там видно будет.

Работал до призыва плотником, столяром, пастухом, комбайнером, трактористом. Все профессии, которые только были в колхозе, перебрал. И гордится этой рабочей закалкой, полученной в юности.

- Какие у нас матерые столяра были! Дядя Толя Романченко за пятнадцать минут топором из деревянного бруска мог розочку вырубить. Уникальные специалисты! Многому я у них научился, и нисколько не жалею, что проработал в деревне полтора года перед армией.

По призыву попал сначала в Омскую учебку, затем его послали служить кодировщиком в танковом полку в Бийске. Давняя мечта стать офицером вновь закипела в груди. Нес службу настолько исправно, что дважды заработал отпуск домой. По тем временам это была редкость. Через полтора года службы Юрий Постников все же поступает в 1976 году в то самое Новосибирское военно-политическое училище, в которое не прошел с первого раза. Получив в 1980 году лейтенантские погоны, попадает в Воздушно-десантные войска.

- Мой старший брат служил в ВДВ, и он для меня служил ярким примером. По распределению можно было попасть в любой другой род войск. Но я изначально готовил себя к воздушному десанту. На курсе в училище у нас была десантная группа из 24 человек, в которой мы изучали все по ВДВ, ездили на стажировку в Фергану, совершали парашютные прыжки. То есть подготовка была, как в Рязанском десантном училище, только с военно-политическим уклоном.

Замполит, воспитатель

Сразу после училища женился. Один раз и навсегда. Супруга, Татьяна Трофимовна, одновременно с ним окончила Новосибирский педагогический институт, где получила профессию учителя начальных классов. Так что за мужем могла ехать в любой гарнизон, где для нее всегда найдется работа. Молодая семья отправилась в Каунас, где дислоцировалась 7-я гвардейская дивизия ВДВ. В этом соединении Юрий Постников будет служить до самого выхода в запас в 1999 году.

Сначала был замполитом, затем помощником по воспитательной работе. Был и секретарем партийной контрольной комиссии дивизии, был и начальником политотдела дивизии. Довелось принять участие в локальных военных конфликтах – в Баку и в Абхазии, когда там возникали сложные межэтнические ситуации в последние годы существования Советского Союза. Но активных боевых действий там не было, десантники стояли щитом между двух враждующих сторон. Этот опыт пригодится позже Юрию Петровичу, когда он во главе новороссийских казаков встанет на Турецком валу, отделяя крымчан от новоявленных бандеровцев.

В 1994 году вместе с другими командирами Юрий Постников готовил солдат дивизии, передислоцированной в Новороссийск, к предстоящим кровопролитным событиям в Чечне, хотя в тот момент гнойник конфликта еще не прорвало.

- Гоняли солдат на Раевском полигоне до седьмого пота, стружку снимали по-черному. Готовили очень серьезно. Ведь дети наши. Потом, возвращаясь из Чечни, солдаты говорили, что надо было еще больше гонять.

В 1995 году окончил Военно-политическую академию в Москве. Времена были трудные, безденежные, поэтому офицеры-«академисты» в свободное от учебы время подрабатывали. По гражданке выходили в город. Однажды в метро к Юрию Петровичу подсаживается парень в камуфляже и кроссовках: «Здравия желаю, товарищ полковник!» Представился, в каком служил подразделении 7-й десантной дивизии. Командир вспомнил солдата, поинтересовался, как сложились для него бои в Чеченской Республике.

- У нас самым первым из дивизии погиб рядовой Игорь Бойцов, родом из Твери. Он в январе на площади «Минутка» в Грозном погиб от пули снайпера. И подсевший ко мне солдат рассказал, что он после ранения был в госпитале, а теперь выписался, и вместе с ребятами они едут к родителям Бойцова, своего друга, чтобы поклониться его родителям и отдать дань памяти. Когда объявили его остановку, он обнял меня, даже всплакнул, и сказал: «Спасибо, что вы нас так серьезно готовили. Спасибо, что я живой».

Зов крови

Родом Юрий Петрович из Алтайского края, из-под Барнаула. Но корни его по отцовской линии идут от донских казаков, из Новочеркасска. Дед был писарем при атамане Войска Донского. Когда на казачество при советской власти начались гонения, семья Иллариона Постникова уехала подальше, скрываясь от чекистов. Ведь писарь при атамане, по понятиям тех времен, подлежал смертной казни вместе со всей семьей. Тогда вообще казачий род вырубали под корень.

Сначала перебрались в Поволжье, затем на Урал, после в Рязанскую губернию. Когда в Подмосковье, нынешнем городе Королеве объявился родственник, он позвал Постниковых к себе. Но все же бывшего писаря атамана выследили и расстреляли в начале 1930-х годов. Его жену с тремя детьми, к счастью, не тронули.

В 1939 году старшего из братьев призвали в армию, и он вернется домой только в 1946 году, пройдя Великую Отечественную войну от первого до последнего дня, закончив ее в Берлине. Когда умерла мать, двоим младшим брату с сестренкой, оставшимся сиротами, старший, будучи уже офицером, высылал денежный аттестат, за счет чего они и выжили в годы лихолетья.

- А моего отца призвали в армию в 1946 году, и его старший брат, офицер СМЕРШ, ходатайствовал, чтобы Петр Постников служил в его части в Германии, - рассказывает Юрий Петрович. – Их часть на полгода-год отправляли на Западную Украину, где они до 1952 года гоняли по лесам бандеровцев. Старший брат через год после демобилизации скончался, сказались старые раны. Сестра моего отца, пока он служил, уже вышла замуж. Поэтому отцу после срочной службы особо и некуда было возвращаться. А тут как раз объявили набор добровольцев поднимать целину. В числе других комсомольцев ему в Кремле вручали путевку на целину с подписью Хрущева. И направили его в Сибирь-матушку, на Алтай, именно в то село Дубровино Романовского района, где он познакомился с моей мамой, а вскоре один за одним родились у них три сына, я самый младший из братьев.

Мамины корни идут из Харьковской губернии, станции Лозовая. В Сибири ее семья оказалась еще в царские времена, когда там переселенцам давали земельные наделы. По материнской линии дедов Юрия Петровича рубили налево и направо. Из четверых родных братьев один воевал за белых, другой за красных. Третьего мобилизовали колчаковцы, он попытался сбежать от них, но был пойман и зарублен. Уже в 1930-е годы того, который воевал за красных, расстреляли первым. Затем казнили и бывшего белогвардейца. А четвертый брат, остававшийся в годы смуты нейтральным, сгубила советская власть напоследок. Когда голод зверствовал по стране, к ним в семью прибился исхудавший паренек лет восьми-девяти, которого приютили как своего. Но сосед донес, что, мол, они держат батрака. Главу семьи арестовали, в Норильских лагерях он и сгинул, умер за две недели до помилования, которое выхлопотал его близкий друг, служивший в НКВД.

- В годы советской власти старались молчать о трагическом прошлом, не выпячивали его. А мне всегда было интересно, что у меня казачьи корни. Когда я работал в Ростове-на-Дону заместителем директора комбайнового завода «Ростсельмаш», у меня появилась возможность поработать в архивах в Новочеркасске, где я и докопался до своей казачьей родословной.

Казак – это идеал

После выхода в запас Юрий Петрович работал на заводе «Атакайцемент», затем окончил школу охранников и три года работал на КТК. После этого бывший начальник Приморского УВД Новороссийска Владимир Беличенко позвал Юрия Постникова к себе заместителем в охранное предприятие, которое возглавлял. Вместе они пошли на вновь возрождавшийся «Атакайцемент», где Юрий Петрович возглавил службу безопасности.

Еще в 1993 году его звали вступить в казачество. Он отвечал, что еще не созрел.

- Для меня казак – это идеал. Отношение к этому званию всегда было трепетным, хотя до конца я еще не понимал его значения. Ездил в отпуск к отцу на Алтай, много с ним беседовали о казачестве, он мне старые фотографии деда показывал: сидит казак с двумя Георгиями, в папахе. Вот тогда у меня появилось твердое желание вступить в казачество. У меня в подчинении работал охранником Володя Ермаков, казак, которого я попросил все рассказать о Новороссийском районном казачьем обществе и свести с атаманами. И в 1998 году я стал казаком, меня приняли в Центральное общество Новороссийска, к атаману Александру Николаевичу Шахову. Он мне и черкеску первую привез, которой я очень дорожу. И начались мои будни в казачестве. Был рядовым казаком, брали под опеку стариков, выполняли различные общественные поручения. Для укрепления Константиновского хуторского казачьего общества был переведен в него, где атаман Сергей Ярославович Арсатов предложил стать его заместителем по военно-патриотической работе. Мы создали лекторскую группу, ездили по школам, выступали в классах, в обществах. Начали активно заниматься спортом, проводить соревнования. Ездили на поминовения, участвовали в парадах.

Вскоре Юрия Постникова пригласил друг, бывший сослуживец по ВДВ, на комбайновый завод «Ростсельмаш», сначала генеральным директором охранного предприятия, а затем и заместителем генерального директора завода по безопасности.

- У меня в подчинении были службы безопасности не только «Ростсельмаша», но и заводов «Калитвасельмаш», «Морозовсксельмаш», «Урюпинсксельмаш» и еще три завода. Четыре года, с 2005 по 2009, я там работал. На выходные приезжал домой, где мы с женой шли на строительство нашего казачьего храма Александра Невского в селе Борисовка. Начинали с нуля, с фундамента. И все вот этими своими руками. Вместе с братьями-казаками и их семьями. На парады в Краснодар приезжал из Ростова-на-Дону, жена привозила мне из Новороссийска форму, я переодевался, шел в строю, затем вновь переодевался и уезжал на работу.

Ушел с должности, когда начался экономический кризис и передел собственности на предприятиях. К сожалению, тогда с крупнейших в стране заводов сельхозмашиностроения с обидой уходили многие уникальные специалисты, в том числе и бывший офицер-десантник, обеспечивавший безопасность. Без работы не остался и в ставшим родным Новороссийске.

- Гуляю как-то вечером, навстречу идет Сергей Юрьевич Савотин, тогда атаман Новороссийского РКО. И говорит, что завтра в семь утра меня ждет глава горда Владимир Ильич Синяговский. Сели мы с утра втроем за столом в кабинете для совещаний, и мне Синяговский, который, как я понял, уже ознакомился с моим личным делом, моей биографией, предложил мне пойти главой администрации поселка Верхнебаканского. Но у меня, отвечаю, никакого опыта административной работы, поэтому согласен пойти заместителем. Так и получилось. Два года я был замом главы в Верхнебаканском, затем перешел на такую же должность в поселке Гайдук.

В сентябре 2012 года Владимир Синяговский и Сергей Савотин вновь приглашают Юрия Петровича на собеседование. Савотин избран атаманом Черноморского округа, а на его место атаманом Новороссийского районного казачьего общества предлагают пойти Постникову. Он не отказался, поскольку идея казачества была и остается святой для него, а как человек военный, настоящий полковник, он воспринимал подобные предложения как приказ. Единогласно на сборе казаков РКО Юрия Постникова избрали атаманом.

Будни атамана

Два атамана, Сергей Савотин и Юрий Постников, сразу спланировали важнейшие мероприятия на два года вперед. И перед собой поставили задачу: каждое мероприятие должно проводиться на высочайшем уровне, с должным качеством.

- Чтобы люди видели и понимали, что это сделано казаками, а у казаков плохо не бывает. Поэтому даже к незначительному мероприятию мы подходили основательно. В результате новороссийцы стали менять свое отношение к казачеству в лучшую сторону, все большую поддержку мы ощущали со стороны главы города. Ни разу Синяговский мне не отказал в просьбах, правда я старался редко обращаться.

Как раз с приходом Постникова атаманом началось создание муниципальных казачьих дружин по охране общественного прядка. А попробуй на ровном месте создать крепкую дружину! Где ты найдешь надежных 109 человек? Более половины пришли в дружину из казаков, откликнувшись на призыв атамана. Остальных подбирали с бору по сосенке. Бывало, и проходимцы пытались записаться в дружину, а вместе с тем и в казачество, но от таких полковник воздушно-десантных войск, имея наметанный глаз, быстро умел избавиться. Из атаманов первичных организаций Юрий Петрович создал комиссию, которая и вела отбор, досконально рассматривая каждую кандидатуру. В конце концов удалось создать сплоченную дружину с достойными казаками, которые исправно несут службу.

- Работы хватало. Мы понимали, что надо поднимать военно-патриотическую работу, а для этого необходимо идти в школы. К тому времени у нас уже был Новороссийский казачий кадетский корпус, с директором которого Андреем Лактюшкиным мы установили теснейшую взаимосвязь. Мы начали создавать первые казачьи классы, когда на краевом уровне еще не было принято решение об обязательном создании в каждой школе минимум по одному казачьему классу. Здесь мне пригодился опыт работы в Константиновском хуторском казачьем обществе, где мы создали лекторскую группу и проводили со школьниками внеклассные занятия, на которых рассказывали о казачьих традициях, о культуре и быте кубанских казаков, о поминовениях на местах героических событий прошлого. Заинтересовали детей, они к нам потянулись. Мы начали поводить со школьниками занятия по физической и огневой подготовке, строевые занятия. А за детьми и родители заинтересовались казачеством, осознав, что где казаки – там порядок, дисциплина, ребенок занят полезным делом и находится под надежным присмотром.

Стали казаки форму закупать для учеников своих подшефных классов. Самый показательный пример – школа №26 станицы Натухаевской. Ребята выиграли казачью спартакиаду на местном уровне и заработали право представлять местное казачество на форуме в Москве. Их снарядили в парадную форму кубанских казаков, в черкески и папахи. И казачата вернулись из столицы с первым местом. И гордость у детворы была не меньшей, чем у их казаков-наставников. И вся станица увидела – что такое казачество!

- Мы прежде сталкивались часто с тем, что казаков называли ряженым. Не было когда-то даже единой формы, не говоря уже о дисциплине. Но стал атаманом Кубанского казачьего войска Николай Александрович Долуда, кадровый офицер, и навел должный порядок. Это было еще до того, как я стал атаманом. Но главное, что люди увидели реальные дела казачества, и стало кардинально меняться к нам отношение. Занимаемся воспитанием подрастающего поколения, совместно с полицией несем дежурство по охране общественного порядка, ведем борьбу с распространением наркотиков, вместе с пограничниками охраняем биоресурсы, проводим военно-полевые сборы, на которых казаки готовятся к защите Отечества. И когда сложились все эти добрые дела, негатив ушел сам по себе.

Не только изменилось отношение новороссийцев к казачеству (особенно среди городского населения), но и сами жители города-героя стали охотно и активно вступать в казачество. Когда в 2012 году Юрия Постникова избрали атаманом Новороссийского РКО, в рядах общества состояло 1019 казаков. С тех пор численность увеличилась вдвое и продолжает расти.

Крымская весна

Юрий Петрович прекрасно понимал, какое опасное предстоит дело, когда атаман Черноморского казачьего округа Сергей Савотин в последних числах февраля 2014 года созвал казаков и объяснил поставленную задачу: оказать помощь народу Республики Крым в обеспечении безопасности при проведении референдума о вхождении в состав Российской Федерации.

- Вечером поступило распоряжение собрать к семи утра следующего дня сто отборных казаков Новороссийского общества для выполнения особой задачи, - рассказывает Юрий Постников. – Мы собрались, отобрали 60 человек. Кого не взяли, конечно, остались с обидой. Но им поручили оповестить семьи и начальство на работе уезжающих в Крым казаков.

На Керченской переправе встречал атаман Таманского казачьего отдела Иван Безуглый. Вскоре подъехали казаки Геленджика и Туапсе. Переправились на крымский берег, где черноморцев уже дожидались два автобуса, которые по просьбе Юрий Петровича организовал Геннадий Евстигнеев, атаман казаков Феодосии.

Группировку прибывавших казаков практически всех отделов и районных обществ возглавлял первый заместитель атамана Кубанского казачьего войска Николай Перваков. От него и от атамана Черноморского казачьего округа поступила команда выдвинуться в сторону Армянска, на контрольно-пропускной пункт «Турецкий вал». К семи часам вечера казаки прибыли на перешеек, соединяющий полуостров Крым с территорией Украины.

- Там на КПП стояли лишь 15 сотрудников крымского «Беркута» из Севастополя, только что вернувшихся из Киева, где произошел военный переворот и к власти пришли националисты. А еще с ними были несколько местных подростков лет 15-16. Вот такими скудными силами они закрывали границу, - продолжает Юрий Петрович. – Когда мы, порядка 150 человек, вышли из автобуса, у некоторых беркутовцев слезы на глазах навернулись. Как военные, мы начинаем соображать, как обустроить оборону. Начали сооружать редуты из мешков с песком. В четыре утра из Армянска подъехал кран, стали устанавливать на дороге бетонные фээски.

За ночь было несколько попыток скапливавшихся на границе националистов проникнуть на территорию Крыма. Но, увидев на КПП такое скопление сил, они побоялись предпринимать активные действия. Благо, не знали, что у охранявших границу казаков не было никакого оружия, даже холодного, не говоря уже об огнестрельном.

- Эти бандеровцы выскакивали на пригорок, постреляют в нашу сторону из автоматов и вновь ныряют за пригорок. Но стреляли не прицельно, да и далековато было. Никого не задело. Но до утра раза три-четыре нас обстреливали, видимо, стараясь запугать. А нам только на третий день привезли оружие и боеприпасы.

Через неделю казакам поступила вводная передислоцироваться в Семфирополь.

- В столице Крыма нас сразу разместили в актовом и спортивном залах профтехучилища, там же нам организовали двухразовое питание. Утром подняли по тревоге, на автобусах доставили к зданию Верховной Рады Республики Крым. У центрального входа собралась огромная толпа, идет стихийный митинг, все орут, кое-где происходят локальные стычки. Задачу нам никто не уточнял, но мне сразу стало ясно, что надо делать. Скомандовал: «За мной по одному – шагом марш!». И пошел. За мной колонна казаков пошла. Народ увидел, что мы идем, одетые в камуфляж, но в кубанских папахах, и вдруг наступила гробовая тишина. И в этой тишине внезапно раздался выкрик: «Да это же наши! Кубанские казаки!». И в ответ толпа стала скандировать: «Рос-си-я! Рос-си-я!». Мы ускоренным шагом дошли, встали в круговое оцепление у здания Рады на расстоянии вытянутой руки друг от друга. Пока националисты пришли в себя, мы уже намертво стояли, нас было не пройти.

Через неделю черноморцы были направлены на обеспечение правопорядка на железнодорожном вокзале Семфирополя. Первый поезд, который встречали черноморцы, пришел из Львова. Из вагонов вывалила целая толпа пьяных, уколотых и накуренных бандеровцев: «Кого тут замочить?!». С пиками, ножами, заточками, цепями, арматурой в руках. Казаки имели при себе лишь нагайки, которых оказалось достаточно, чтобы всех прибывших националистов положить лицом к асфальту. И уже на следующие сутки националисты не пытались проникать в Крым по железной дороге.

- В день проведения в Крыму референдума, 16 марта, наступило затишье на вокзале, поезда не ходили, на рыночной площади ни души, редкие прохожие появлялись на улицах. А к 15 часам дня мы узнаем из теленовостей, что проголосовало уже под 80 процентов крымчан, и практически все высказались за воссоединение Крыма с Россией. И с этого времени народ высыпал на улицу. Было такое ликование, какого я никогда в жизни не видел! Это была действительно искренняя радость у людей. И к нам подходили, обнимались, жали руки, целовали. А мы продолжали нести службу. И поздним вечером поступил приказ: снимаемся и отправляемся домой. В час ночи мы выехали из Семфирополя, а вечером 17 марта уже были дома.

Казачья смена

В Новороссийском казачьем кадетском корпусе атаман Юрий Постников был не просто частым гостем, а постоянным помощником педколлектива. Часто проводил занятия с кадетами. Ведь у него, помимо военного, есть и второе высшее образование – социального педагога-психолога, которое он получил в Военно-политической академии. В 2016 году на место ушедшего из жизни директора корпуса Андрея Лактюшкина решением атамана Кубанского казачьего войска Николая Долуды был назначен Юрий Петрович.

- Для меня было просто войти в новую должность, поскольку я прежде уже занимал руководящие посты, и для меня не было проблем с финансово-экономической и организационной работой директора. Сложнее было в том, что большую часть детей, учеников кадетского корпуса, не знал лично, а для директора это наиважнейшая задача. Мой предшественник создал отличную команду педагогов и воспитателей, которая заняла первое место в России на конкурсе лучших казачьих кадетских корпусов. Так что здесь моей задачей было сохранить коллектив. И мы в том же году вторично заняли первое место.

Каждого из своих коллег Юрий Петрович характеризует только в превосходной степени. Лишь зама по АХЧ пришлось уволить, а заместителя по военно-физкультурной работе по его просьбе перевести в командиры взвода.

- Первым делом я собрал всех командиров и сказал, что во главу угла ставлю индивидуальную воспитательную работу с мальчишками. А для этого командиры должны досконально знать каждого кадета. Не надо видеть в наших ребятишках серую массу. Вот они стоят во взводе 24 человека, – надо видеть каждого. И каждого понимать, - кто чем дышит, кто о чем мечтает. С одной стороны надо, конечно, дисциплину прививать, ведь у нас военизированное учебное заведение, но нельзя перегибать палку, потому что это дети. К ребенку надо в высшей степени скрупулезно, тщательно подходить.

Сам директор человек доброжелательный, общительный, хотя может, когда надо, быть и очень требовательным, строгим. Кадеты тянутся к нему, отчего каждый день в его кабинете бывает по 30-40 учеников. И Юрий Петрович находит время для каждого.

- Считаю, если ребенок пришел ко мне, то я обязан хотя бы минуточку-две посвятить ему, выслушать, помочь, подбодрить. Они порой такие вещи мне рассказывают, которые родителям не всегда расскажут. Они делятся – значит, мне доверяют. И это очень здорово! Это, что мне надо. А я уже строю с мальчишкой работу. Каждую беседу с ребенком я тщательно готовлю. У меня в школе была прекрасная учительница по литературе, она говорила: «Слово может убить, слово может спасти, слово может полки за собой повести». Поэтому со словом надо быть осторожным и внимательным. Можно так ранить ребеночка неосторожно брошенным словом! И надо понимать, с кем можно быть помягче, с кем построже, а иного по головке погладить и успокоить. По-всякому. От командиров этого добиваюсь. Наша задача – подготовить достойное пополнение казачьему обществу. Все наши кадеты, достигая 16-летнего возраста, вступают в казачество по месту жительства. После каникул привозят отзывы от своих атаманов: как работал в казачьем обществе. Такая же главная задача – подготовить достойного гражданина, патриота нашего Отечества. Господь определил каждому из нас свою ячейку в этой жизни, и наша задача – распознать это в ребенке и направить его по этому пути, чтобы он смог принести максимальную пользу стране. Кто-то из них мечтает стать офицером, а мы видим, что ему бы окончить аграрный университет, и он станет великолепным агрономом и принесет славу не только Кубани, но и всей России.

Свои слова Юрий Постников подтверждает фактами. В выпуске прошлого года три кадета поступили в медицинский институт, хотя, в общем-то, изначально думали стать офицерами. Но в них распознали иные таланты и развили их. Сейчас все трое с удовольствием учатся, звонят своему директору и благодарят за верную подсказку: «Спасибо огромное! Я на своем месте!» Или в позапрошлом году один выпускник, бивший себя в грудь, что он обязательно станет офицером, поступил в аграрный. Педагоги узнали от родителей, что мальчишка любит копаться в огороде, сажать растения, экспериментировать с ними. Заинтересовали его биологией, химией. Пошел парень в аграрии.

Три года назад в военные училища поступало больше половины выпускников Новороссийского казачьего кадетского корпуса. В прошлом году – только пятая часть выпускников. Остальные выбрали гражданские специальности, оставшись на Кубани, где продолжат не только учебу, но и свою работу в казачьих обществах.

- Повторюсь, что это наша основная задача – готовить казачью смену, - заключает полковник. – Ведь наши выпускники – готовые атаманы. Они знают историю, культуру, традиции, быт, нравы кубанского казачества. Они до мозга костей уже казаки. Поэтому важно, чтобы наши кадеты оставались на Кубани. В этом социальный заказ. Об этом нам говорят и губернатор, и атаман Кубанского казачьего войска.

Евгений Рожанский.

Фото